Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений
Переводы русских поэтов на другие языки

  • Список стихотворений про Рим
  • Рейтинг стихотворений про Рим


    Стихотворения русских поэтов про Рим на одной странице



    Будущий Рим (Дмитрий Сергеевич Мережковский)

    Рим - это мира единство: в республике древней - свободы
       Строгий языческий дух объединял племена.
    Пала свобода,- и мудрые Кесари вечному Риму
       Мыслью о благе людей вновь покорили весь мир.
    Пал императорский Рим, и во имя Всевышнего Бога
       В храме великом Петра весь человеческий род
    Церковь хотела собрать. Но, вослед за языческим Римом,
       Рим христианский погиб: вера потухла в сердцах.
    Ныне в развалинах древних мы, полные скорби, блуждаем.
       О, неужель не найдем веры такой, чтобы вновь
    Объединить на земле все племена и народы?
       Где ты, неведомый Бог, где ты, о, будущий Рим?

    1891


    К Риму (Когда в тебе, веками полный Рим) (Степан Петрович Шевырев)

    Когда в тебе, веками полный Рим,
    По стогнам гром небесный пробегает
    И дерзостно раскатом роковым
    В твои дворцы и храмы ударяет,
    Тогда я мню, что это ты гремишь,
    Во гневе прах столетий отрясаешь,
    И сгибами виссона шевелишь,
    И громом тем Сатурна устрашаешь.

    Декабрь 1829


    К Риму (По лествице торжественной веков) (Степан Петрович Шевырев)

    По лествице торжественной веков
    Ты в славе шел, о древний град свободы!
    Ты путь свершил при звоне тех оков,
    Которыми опутывал народы.
    Всё вслед тебе, покорное, текло,
    И тучами ты скрыл во мгле эфирной
    Перунами сверкавшее чело,
    Венчанное короною всемирной.
    
    Но ринулись посланницы снегов,
    Кипящие метели поколений, -
    И пал гигант, по лествице ж веков,
    Биясь об их отзывные ступени;
    Рассыпалась, слетев с главы твоей,
    На мелкие венцы корона власти...
    Так новый рой плодится малых змей
    От аспида, разбитого на части.
    
    Но путь торжеств еще не истреблен,
    Проложенный гигантскими пятами;
    И Колосей, и мрачный Пантеон,
    И храм Петра стоят перед веками.
    В дар вечности обрек твои труды
    С тобой времен условившийся гений,
    Как шествия великого следы,
    Не стертые потопом изменений.

    Декабрь 1829


    Колокола (Маргарита Иосифовна Алигер)

    Колокольный звон над Римом
    кажется почти что зримым,-
    он плывет, пушист и густ,
    он растет, как пышный куст.
    
    Колокольный звон над Римом
    смешан с копотью и дымом
    и с латинской синевой,-
    он клубится, как живой.
    
    Как река, сорвав запруду,
    проникает он повсюду,
    заливает, глушит, топит
    судьбы, участи и опыт,
    волю, действия и думы,
    человеческие шумы
    и захлестывает Рим
    медным паводком своим.
    
    Колокольный звон над Римом
    кажется неутомимым,-
    все неистовей прилив
    волн, идущих на прорыв.
    Но внезапно миг настанет.
    Он иссякнет, он устанет,
    остановится, остынет,
    как вода, куда-то схлынет,
    и откатится куда-то
    гул последнего раската,-
    в землю или в небеса?
    
    И возникнут из потопа
    Рим, Италия, Европа,
    малые пространства суши —
    человеческие души,
    их движения, их трепет,
    женский плач и детский лепет,
    рев машин и шаг на месте,
    шум воды и скрежет жести,
    птичья ярмарка предместий,
    милой жизни голоса.



    Последний день в Риме (Анна Андреевна Ахматова)

    Заключенье не бывшего цикла
    Часто сердцу труднее всего,
    Я от многого в жизни отвыкла,
    Мне не нужно почти ничего,-
    
    Для меня комаровские сосны
    На своих языках говорят
    И совсем как отдельные весны
    В лужах, выпивших небо,- стоят.

    24 декабря 1964


    Рим (Николай Степанович Гумилёв)

    Волчица с пастью кровавой
    На белом, белом столбе,
    Тебе, увенчанной славой,
    По праву привет тебе.
    
    С тобой младенцы, два брата,
    К сосцам стремятся припасть.
    Они не люди, волчата,
    У них звериная масть.
    
    Не правда ль, ты их любила,
    Как маленьких, встарь, когда,
    Рыча от бранного пыла,
    Сжигали они города?
    
    Когда же в царство покоя
    Они умчались, как вздох,
    Ты, долго и страшно воя,
    Могилу рыла для трех.
    
    Волчица, твой город тот же
    У той же быстрой реки
    Что мрамор высоких лоджий,
    Колонн его завитки,
    
    И лик Мадонн вдохновенный,
    И храм святого Петра,
    Покуда здесь неизменно
    Зияет твоя нора,
    
    Покуда жесткие травы
    Растут из дряхлых камней
    И смотрит месяц кровавый
    Железных римских ночей?!
    
    И город цезарей дивных,
    Святых и великих пап,
    Он крепок следом призывных,
    Косматых звериных лап.



    Рим (Дмитрий Сергеевич Мережковский)

    Кто тебя создал, о, Рим? Гений народной свободы!
       Если бы смертный навек выю под игом склонив,
    В сердце своем потушил вечный огонь Прометея,
       Если бы в мире везде дух человеческий пал,-
    Здесь возопили бы древнего Рима священные камни:
       "Смертный, бессмертен твой дух; равен богам человек!"



    Рим (Каролина Карловна Павлова)

    Мы едем поляною голой,
    Не встретясь с живою душой;
    Вдали, из-под тучи тяжелой,
    Виднеется город большой.
    
    И, будто б его называя,
    Чрез мертвой пустыни предел
    От неба стемневшего края
    Отрывистый гром прогремел.
    
    Кругом все сурово и дико;
    Один он в пространстве немом
    Стоит, многогрешный владыка,
    Развенчанный божьим судом.
    
    Стоит беззащитный, недужный,
    И смотрит седой исполин
    Угрюмо в угрюмый окружный
    Простор молчаливых равнин:
    
    Где вести, и казнь, и законы
    Гонцы его миру несли,
    Где тесные шли легионы,
    Где били челом короли.
    
    Он смотрит, как ветер поляны
    Песок по пустыни метет,
    И серые всходят туманы
    Из топи тлетворных болот.



    Рим (Сергей Сергеевич Заяицкий)

    1.
    
    Рим Фабия и Рим Нерона
    И ты, столица наших дней,
    Под той же сенью небосклона,
    Ты сколько видела людей?
    
    Ты сколько видела страданий,
    Ненужных войн, забытых ссор —
    Судьба к Teбе простёрла длани
    И изрекла свой приговор.
    
    Она сказала: Рим сената,
    Ты был велик ещё вчера,
    Умри теперь, пришла пора,
    Пусть ныне крест в лучах заката
    Горит на куполе Петра.
    
    И умер Рим и умер форум,
    И в прахе пали алтари
    И вспыхнул крест в лучах зари,
    Воздетый царственным собором.
    
    2.
    
    Люблю бродить среди могил
    Былого форума и Рима,
    Здесь кто-то верил и любил,
    В руках судьбы неумолимой.
    
    В пахучей высохшей траве
    С шуршаньем ящерица мчится,
    А в беспредельной синеве
    Парят и утопают птицы.
    
    И вьётся узкая тропа,
    Здесь Цезарь проходил когда-то,
    Здесь с кликом двигалась толпа
    К дверям гранитного сената.
    
    Ты спишь, о славных днях скорбя,
    Могучий Рим, могучий форум,
    Лишь путник ныне на тебя
    Посмотрит любопытным взором.
    
    А римлянин пройдёт кругом,
    Не остановится, не взглянет —
    Что рыться в прахе вековом?
    Ведь Цезарь спит могильным сном
    И легион его не встанет.
    
    3.
    
    Под синей мглою небосклона
    В зоологическом саду,
    Сидишь ты, русская ворона,
    Среди роскошных какаду.
    
    О, ты должна собой гордиться,
    Чем стала ты и чем была,
    Не ты ль оборванною птицей
    Отбросы в булочных крала?
    
    Не за тобой ли гнались кошки,
    По переулкам и дворам,
    Не ты ли мёрзла на окошке
    В крещенский холод по ночам.
    
    Не ты ли при лучах заката
    Справляла свадьбу в небесах,
    Когда на дремлющих лугах
    Туман стелился синеватый.
    
    Nul n’est prоfect dans sons pays
    Ты это ясно доказала,
    Чем ты была и чем ты стала
    И где теперь друзья твои?
    
    Они, как прежде, по заборам
    Кричат и скачут без забот.
    И разве только сонный кот
    Их провожает злобным взором. 



    Рим (Пётр Андреевич Вяземский)

    Рим! всемогущее, таинственное слово!
    И вековечно ты, и завсегда ты ново!
    Уже во тьме времен, почивших мертвым сном,
    Звучало славой ты на языке земном.
    Народы от тебя, волнуясь, трепетали,
    Тобой исписаны всемирные скрижали;
    И человечества след каждый, каждый шаг
    Стезей трудов, и жертв, и опытов, и благ,
    И доблесть каждую, и каждое стремленье,
    Мысль светлую облечь в высокое служенье,
    Все, что есть жизнь ума, все, что души есть
                                         страсть -
    Искусство, мужество, победа, слава, власть,-
    Все выражало ты живым своим глаголом,
    И было ты всего великого символом.
    Мир древний и его младая красота,
    И возмужавший мир под знаменем креста,
    С красою строгою и нравственным порядком,
    Не на тебе ль слились нетленным отпечатком?
    Державства твоего свершились времена;
    Другие за тобой слова и имена,
    Мирского промысла орудья и загадки,
    И волновали мир, и мир волнуют шаткий.
    Уж не таишь в себе, как в урне роковой,
    Ты жребиев земли, покорной пред тобой,
    И человечеству, в его стремленьи новом,
    Звучишь преданьем ты, а не насущным словом,
    В тени полузакрыт всемирный великан:
    И форум твой замолк, и дремлет Ватикан.
    Но избранным душам, поэзией обильным,
    И ныне ты еще взываешь гласом сильным.
    Нельзя - хоть между слов тебя упомянуть,
    Хоть мыслью по тебе рассеянно скользнуть,
    Чтоб думой скорбною, высокой и спокойной
    Не обдало души, понять тебя достойной.

    <1846>


    Рим (Константин Александрович Бахтурин)

    Рим, самовластный бич народов и царей!
    Где слава прежняя твоих цветущих дней?
    Где гордые сыны и Брута и Камилла?
    Ответствуй, грозного могущества могила!
    Почто граждан твоих вольнолюбивый дух,
    Столетья озарив, в столетиях потух?
    Ужель завет судьбы рукою своенравной
    Низверг сей колосс сил, свободный, но державный?
    Нет, избранный народ, ты сам себя сразил:
    Ты гибель с роскошью в отчизне водворил,
    В сердцах изнеженных разлился яд разврата!..
    Междоусобием и завистью Сената
    Свобода скрылася, пренебрежен закон, -
    И гордый человек шагнул за Рубикон,
    Который средь шатров в безмолвном отдаленье
    Давно Республики обдумывал паденье.
    Уж хищник на чело корону возлагал, -
    Но Брут был жив еще - и властолюбец пал.
    Он пал - и Рим воскрес, и гордая свобода
    Отозвалась в сердцах великого народа!..
    Но быстро пролетел восторгов общий глас:
    Потомок Ромула душою вновь угас!
    Вот ставки бранные Антония, Лепида!
    Уже смерть Цезаря друзьями позабыта;
    Не Бруту пылкому они готовят месть, -
    Нет, цель у них одна: отечество угнесть,
    Под благородною мечтая скрыть личиной
    Коварные сердца и бой несправедливый.
    
    Уже Филиппополь сраженьем оглашен;
    В нем Рим последнего римлянина лишен!
    С тех пор иль золото, иль воинов пристрастье
    Владели родиной...

    <1836>


    Рим (Где лягушки фонтанов, расквакавшись) (Осип Эмильевич Мандельштам)

    Где лягушки фонтанов, расквакавшись
    И разбрызгавшись, больше не спят
    И, однажды проснувшись, расплакавшись,
    Во всю мочь своих глоток и раковин
    Город, любящий сильным поддакивать,
    Земноводной водою кропят,—
    
    Древность легкая, летняя, наглая,
    С жадным взглядом и плоской ступней,
    Словно мост ненарушенный Ангела
    В плоскоступье над желтой водой,—
    
    Голубой, онелепленный, пепельный,
    В барабанном наросте домов,
    Город, ласточкой купола лепленный
    Из проулков и из сквозняков,—
    Превратили в убийства питомник
    Вы, коричневой крови наемники,
    Италийские чернорубашечники,
    Мертвых цезарей злые щенки...
    
    Все твои, Микель Анджело, сироты,
    Облеченные в камень и стыд,—
    Ночь, сырая от слез, и невинный
    Молодой, легконогий Давид,
    И постель, на которой несдвинутый
    Моисей водопадом лежит,—
    Мощь свободная и мера львиная
    В усыпленьи и в рабстве молчит.
    
    И морщинистых лестниц уступки —
    В площадь льющихся лестничных рек,—
    Чтоб звучали шаги, как поступки,
    Поднял медленный Рим-человек,
    А не для искалеченных нег,
    Как морские ленивые губки.
    
    Ямы Форума заново вырыты
    И открыты ворота для Ирода,
    И над Римом диктатора-выродка
    Подбородок тяжелый висит.

    16 марта 1937


    Рим (Поговорим о Риме — дивный град!) (Осип Эмильевич Мандельштам)

    Поговорим о Риме — дивный град!
    Он утвердился купола победой.
    Послушаем апостольское credo:
    Несется пыль, и радуги висят.
    
    На Авентине вечно ждут царя —
    Двунадесятых праздников кануны, —
    И строго-канонические луны —
    Двенадцать слуг его календаря.
    
    На дольный мир глядит сквозь облак хмурый
    Над Форумом огромная луна,
    И голова моя обнажена —
    О, холод католической тонзуры!

    1914


    Рим и варвары (Дмитрий Михайлович Цензор)

    Восстали варвары на исступленный Рим. 
    Безумный цезарь пьян средь ужаса и 
         стона, 
    Рабы-сенаторы трепещут перед ним, 
    И кровь народная дошла к ступеням 
         трона. 
      
    Продажный дух льстецов 
         бессильно-недвижим 
    Позор и ложь царят под сводом Пантеона. 
    О, родина богов! - твое величье - дым... 
    И бойся грозного дыхания циклона. 
      
    Спеши! Из пьяных урн кровавый сок 
         допей! 
    Уж Варвары идут от солнечной равнины 
    С душою мощною, как веянье степей. 
      
    Свободный, новый храм воздвигнут 
         исполины 
    И сокрушат они гниющие руины 
    Разврата, казней и цепей.

    1916


    Рим ночью (Фёдор Иванович Тютчев)

    В ночи лазурной почивает Рим.
    Взошла луна и овладела им,
    И спящий град, безлюдно-величавый,
    Наполнила своей безмолвной славой...
    
    Как сладко дремлет Рим в ее лучах!
    Как с ней сроднился Рима вечный прах!..
    Как будто лунный мир и град почивший —
    Всё тот же мир, волшебный, но отживший!..

    <1850>


    Риму (Константин Константинович Случевский)

    Далека ты от нас, недвижима,
    Боевая история Рима;
    Но над повестью многих страниц
    Даже мы преклоняемся ниц!
    
    А теперь в славном Риме французы
    Наложили тяжелые узы,
    И потомок квиритов молчит
    И с терпением сносит свой стыд!..

    <1857-1860>


    Стены Рима (Степан Петрович Шевырев)

    Веками тканая величия одежда!
         О каменная летопись времен!
    С благоговением, как набожный невежда,
         Вникаю в смысл твоих немых письмен.
    Великой буквою мне зрится всяк обломок,
         В нем речи прерванной ищу следов...
    Здесь все таинственно - и каждый камень громок
         Отзывами отгрянувших веков.

    Начало 1830




    Всего стихотворений: 17



    Количество обращений к теме стихотворений: 12963




  • Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия