Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Александр Николаевич Вертинский >> Биография


Александр Николаевич Вертинский. Биография



Александр Николаевич Вертинский [9(21).3.1889, Киев — 21.5.1957, Ленинград; похоронен в Москве] — поэт, прозаик, артист эстрады и кино, композитор.

Родился в семье адвоката, много и безвозмездно защищавшего бедных людей. Мать умерла, когда Вертинскому не было 4 лет. Вскоре умер отец. Вертинский жил в семье тетки, сестры матери, женщины из дворянского сословия, капризной и деспотичной. Основы гуманистического и патриотического сознания Вертинского сложились в гимназические годы под мощным воздействием живописи В.М. Васнецова и М.В. Нестерова (росписи в киевском Владимирском соборе). Иконы утешали своей любовью к человеку, образы святых учили находить в глубине жизни «источники душевной чистоты русского народа» (Дорогой длинною... С. 18).

В юности к Вертинскому пришло увлечение искусством модернистов, в частности французских постимпрессионистов, а литературными авторитетами стали М.А. Кузмин, К.Д. Бальмонт и О. Уайльд. В жизни Вертинский стал играть «в Дориана Грея», а в искусстве следовал мысли Уайльда о том, что классиков надо «проштудировать и... немедленно забыть» (Дорогой длинною... С. 81). Первый рассказ Вертинского «Моя невеста» (журнал «Киевская неделя», 1912) был выдержан в декадентской манере. Тогда же Вертинский проявил интерес к футуризму и к В.В. Маяковскому, к антибуржуазному пафосу его стихов. Этим пафосом отмечено поэтическое творчество Вертинского 1912-15 — шуточные стихи и пародии на злобу дня (например, «Танго — танец богов»). Вещизму, душевному равнодушию и фальши Вертинский противопоставил призыв «жить мечтою чудною» (Бальмонт) и сочувствие к страданиям человека. Первые стихи («Минуточка» и др.) были опубликованы в Петербурге в 1916 вместе с нотами как «оригинальные песенки А.Н. Вертинского» (их исполнителем Вертинский выступил в 1915).

Лирический герой поэзии Вертинский 1910-х — это прежде всего утешитель «распятых» — одиноких и несчастных жертв большого города (или, напротив, уездного «сонного города») и человеческой черствости. Он верит в силу любви («Бал господень»). Он понимает страдания других, потому что страдает сам («Я сегодня смеюсь над собой...», «Аллилуйя», «Девочка с капризами»). Жизнь обходится с ним жестоко, но он не ожесточается («Сероглазочка»). Вертинский обобщал личный опыт — тетка выгнала его из дома на улицу, он увлекся кокаином, преодолев порок силой воли. Победа над злом в себе самом укрепила иррациональную веру в то, что на стороне человека — «Добрый и ласковый Боженька» («Безноженька»).

Вертинский использовал поэтику А.А. Блока и А. Белого, например цветовую символику («сон золотой», «синий рай», «лиловая песня»). Но у Вертинского символы стали элементарными знаками романтической мечты, придавали его стихам загадочный колорит. Простота знака вместе с непременным сюжетом обеспечили доступность его стихов широкой публике, а безошибочное чувство меры и гуманизм позиции спасали от вульгарной подражательности и ненавистной Вертинскому красивости — неотъемлемых черт массовой культуры начала XX в.

Большой удачей стало стихотворение «То, что я должен сказать» (1917, окт.). В нем органично сплелись презрение к обывателям «в шубах» и мечта о «недоступной весне», сострадание к жертвам и осуждение «беспощадной» жестокости. «Боясь своего лица» (Дорогой длинною... С. 95), Вертинский скрывал его на эстраде за очень условным гримом.

В 1919, исполняя «То, что я должен сказать», Вертинский понял, что маска больше не нужна: мысли и переживания поэта стали самостоятельной ценностью. Но в 1920 еще редко кто из критиков видел, что Вертинский «способен задеть струны пронзительной жалости и печали» (Святополк-Мирский Д. Поэты и Россия. Статьи. Рецензии. Портреты. Некрологи. СПб., 2002. С. 40).

Следующий период творчества, почти четверть века,— годы эмиграции.

В Турцию Вертинский отправился в 1920 на том же пароходе, что и главком русской армии П.Н. Врангель (Дорогой длинною... С. 122). В поисках своей публики Вертинский побывал в Румынии, Польше, Германии, с 1925 по 1933 жил в Париже, видел много горя, прежде всего среди русских на чужбине.

В начале 1920-х Вертинский занял патриотическую позицию — он присоединился к той части эмиграции, которая считала, что «Россия будет построена миром, а не войной» (Лукаш И.С. Голое поле. Книга о Галлиполи. 1919-21. София, 1922. С.5).

В 1922 Вертинский подал первое прошение о возвращении на родину. Вероятно, он был знаком не только с книгой Лукаша, но и с сочинениями Н.В. Устрялова, идеолога сменовеховства.

В начале 1930-х симпатии Вертинского вызывало движение младороссов. Его возглавили молодые аристократы. Они признали укорененность революции «в нашем прошлом», хотели защищать интересы России в Европе и способствовать тому, чтобы жизнь на родине «шла национальным путем, свойственным нашему духу, нашей культуре» (Дорогой длинною... С. 192).

Вместе с тем советские газеты Вертинскому «читать было скучно». Он чувствовал «отчужденность» от московских писателей, посещавших Париж и критиковавших «гнилой Запад» (Дорогой длинною... С. 202, 207). И это понятно, если учесть, что В.М. Инбер называла Вертинского «нахлебником парижских кабаков» (1932), а Л.О. Утесов утверждал, что Вертинского любят люди «с извращенным вкусом» (Утесов Л. Записки актера. М.; Л., 1939. С.67). В. интересовали другие поэты — Г.В.Иванов и К.Д. Бальмонт, В.Ф. Ходасевич и М.И. Цветаева. «Святая бесцельность» искусства оставалась его эстетическим идеалом. Кроме того, Вертинский считал себя «парижанином» в том смысле, как об этом писал близкий ему поэт Б.Ю.Поплавский,—человеком с искренним уважением «к личной жизни с большой буквы», «к своему личному неповторимому опыту» (Поплавский Б. Вокруг «Чисел» // Числа. Париж. 1934. №10. с.204, 209). Пафос защиты личности и любви к родине определяет лицо поэзии В. 1920-30-х.

Вертинский бичевал «хамоватых», которые «ломают» человека, «топчут каблуками сирень» («Концерт Сарасате»), сочувствовал «бесконечно уставшим» — «актрисе с утомленным лицом» («Сумасшедший шарманщик»), «мальчику при буфете» («Джимми»), артисту «в дешевом электрическом раю», его «слезам боли и стыда» («Желтый ангел»), прозревал «грозу», которая ждет «покорителей мира, купцов и ловцов барыша» («Китай»). Уважение к личному достоинству женщины характеризует любовную лирику. Вертинский искал в современной женщине «строгость иконную» «Богородицы волжских скитов» («Джиоконда») и сострадал судьбе бывших русских гимназисток, которые вынуждены быть «в кабаках пятый год / С иностранцами целые ночи...» («Дансинг-герл»). Утешая, Вертинский по-прежнему звал в «голубые края» («Любовнице») и навевал «сон голубой» («Мадам, уже падают листья»).

Но теперь «голубые края» нередко обретали черты его родины: «Рождество в стране моей родной, / Синий праздник с дальнею звездой, / Где на паперти церквей в метели / Вихри стелют ангелам постели» («Рождество»). Первой удачей в жанре патриотической лирики стало стихотворение «В степи молдаванской» (1925): «О, как сладко, как больно сквозь слезы / Хоть взглянуть на родную страну». Эти строки запечатлели чувства сотен тысяч русских эмигрантов. Стихотворение «О нас и о родине», написанное в США в мае 1935, созвучно произведениям М.Цветаевой «Стихи к сыну» и «Тоска по родине». Вертинский призывал «чувство русское тоски» нести не в «чужие страны», а в Россию, которая «и простит и поймет». В заключительных строфах сформулированы мысли, родственные идеям младороссов: «И пора уже сознаться, / Что напрасен дальний путь... / И еще понять беззлобно, / Что свою, пусть злую, мать / Все же как-то неудобно / Вечно в обществе ругать».

С 1935 по 1943 Вертинский жил в Китае, где в лице сверстника поэта А.И. Несмелова встретил во многом единомышленника («дело мое — Россия»). Духовной спорой стали сочинения Вс.Н. Иванова, философа и поэта, автора книги «Огни в тумане. Думы о русском опыте» (Харбин, 1932). В. считал его одним из своих «умнейших и культурнейших критиков» (Дорогой длинною... С.165).

В 1937 Вертинский собирался «приехать петь на Родину» по «просьбе Комсомола»: «дети моей Родины позвали меня к себе!» (Дорогой длинною... 2-е изд. С.456). С началом Великой Отечественной войны усилилось стремление помогать родине. Вертинский был готов «винтовку взять» («Иная песня»). 7 марта 1943 он обратился к В.М. Молотову и в том же году переехал на жительство в Москву.

Последние 14 лет Вертинский посвятил выступлениям на эстраде (сотни концертов в год) и в художественном кино. Семейное счастье внесло в стихи Вертинского интонации умиротворения, светлой грусти и бодрости («Доченьки», «Жене Лиле»).

В 1949 он попытался воспеть (получилось риторично) «наших женщин» — «воинов науки и труда». В основном Вертинский остался верен своей духовной программе. Он не скрывал симпатий к Д.Д. Шостаковичу и художникам, объявленным формалистами. Газеты и журналы о Вертинском не писали, его стихи не появлялись в печати. Власть предпринимала попытки подчинить творчество Вертинского политическим нормам (см.: Источник. 1995. №1. С.64), не считаясь с личным человеческим опытом Вертинского. Поэт остро сознавал свое духовное одиночество: «Дрожу в просторах Родины моей»; «Гибнут песни, не достигнув цели» («Отчизна»).

В 1956 он прямо заявил: «не верю в человечность» правителей. «Доколе они будут измываться над нашей Родиной?» — спрашивал Вертинского, оскорбленный в своих патриотических чувствах (Дорогой длинною... С.411, 506). Литературными достижениями этих лет стали воспоминания, начатые в Шанхае, и эпистолярная проза (письма к жене). В мемуарах искренне, живо и ярко Вертинский рассказал о своей судьбе и людях эпохи 1910-30-х. Но завершить мемуары не удалось. Во время ленинградских гастролей в номере гостиницы «Астория» «начался сильнейший сердечный припадок. Под рукой не оказалось нитроглицерина, и все было кончено в несколько минут. На следующий день <...> встречали в Московском театре эстрады, на площади Маяковского, оцинкованный гроб, прибывший в Москву на самолете» (Филиппов Б.М. — С. 336). Похороны Вертинского состоялись на Новодевичьем кладбище.


В.В. Перхин
Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги.

Стихотворения поэта
  1. Рождество
  2. Танго «Магнолия»
  3. Мадам, уже падают листья
  4. Дни бегут
  5. Бар-девочка
  6. Ваши пальцы
  7. Лиловый негр
  8. Убившей любовь
  9. Я сегодня смеюсь над собой…
  10. За кулисами


Количество обращений к поэту: 3766





Последние стихотворения


Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

Русская поэзия