Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Николай Иванович Фалеев

Николай Иванович Фалеев (1872-1941)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    Вирши на открытие Государственной думы

              (С настроением)
    
    Гудят колокола, и громыхают пушки...
    Долой молчания великого печать!
    И весел гражданин, и на макушке - ушки,
    И плакать хочется, и хочется кричать...
    О, он на всё глядит влюбленными глазами...
    И с уст его готов сорваться нежный стих!
    О, он готов теперь брататься с казаками
    И даже лобызать в уста городовых!..
    Ни сыщиков кругом, ни страшной черной сотни...
    Впервые так велик к свободе мощный зов!..
    
    Нагнись же, гражданин, и в каждой подворотне
    Узришь припрятанных на случай казаков!


    Апрель 1906

    Его карательству

          Прощальная ода
    
    "Сахалинец мой сиятельный!
    Монополь-премьер карательный!
    Что тебя так исковеркало?
    Аль гляделся часто в зеркало?"
    
    "Я задумался пред Думою,
    Пред крамолою угрюмою,
    Пред заимствованной суммою!
    Положение неверное,-
    Исторически прескверное!"
    
    "Поводырь наш во беспутии,
    Столп отечества в распутий!
    Граф казенный от Портсмутии!
    Перед Думою кадетскою
    Встань-ка в позу кабинетскую!"*
    
    "Встал бы я, да мне неможется!
    Уложил бы, не уложится!
    Разогнал бы, да умножится!
    Для блюдения достоинства
    Не хватает больше воинства..."
    
    "Эко дело незадачное!
    Что ж, сиятельство кабачное,
    Не кидать же место злачное!..
    Плюнь крамоле в рожу мерзкую
    И держись за роль премьерскую!"
    
    "Ох, и плюнул бы внушительно...
    Ох, как плюнуть соблазнительно!
    Да меня, беднягу, скрючило:
    Горемыкинское чучело
    Предназначено премьерствовать,
    А моя судьба - дерньерствовать,
    
    В бриллиантах кавалерствовать
    С пулеметным моим сродником -
    С Дурново Петром угодником...
    И засядем мы за шторами,
    И пребудем там суфлерами!"
    
    
    * Здесь предполагается кабинет министров, а не другое.


    Заяц-обличитель

        "Я - Заяц! Я - известный либерал!
       Консерватизм претит моим принципам...
       Весь век я пеной бешеной плевал:
          Дубам сатиры посвящал,
          Читал я обличенья липам,
       Бранил за легкомыслие стрекоз,
       Негодовал на приставанье ос,
          Бранил траву за шум беспечный
    И даже раз дошел до дерзости такой,
             Что Путь на небе Млечный
    Жестоко выругал! О да!.. Я - Заяц злой!..
          И там, где попранные блага,
          Где слабый никнет головой, -
             Там - я, и тем я - свой!..
       О, если б..." Вдруг какая-то бумага
       От ветра шевельнулася в кустах...
          Исчезла заячья отвага,
          Объял его понятный страх...
       Мгновение - и либерала ушки
          Мелькают где-то у опушки...


    <7 августа 1905>

    Карандаш и Циркуляр

                   Басня
    
       Жил некий Карандаш на свете много лет.
       Он популярен был: знавал его поэт,
       Редактор, метранпаж, издатель, литератор -
       Будь то умеренный, свободный, консерватор, -
                 Ну, словом, целый свет
          Перед его всевластьем преклонялся.
       А так как "вольный дух" им строго возбранялся
          И с ним борьба взяла немало сил,
                 То Карандаш решил
    Помощника себе сыскать, надежного служаку,
             Не дерзкого, не забияку,
          Но человека с умной головой,
                   Чтоб таковой
             Меж строк умел бы видеть смуты,
             Чтоб злонамеренные путы
             Писак газетных пресекал,
    А главное - чтоб современные он нужды понимал.
                Прошло немного дней -
                    И у дверей
             Цензуры Циркуляр стучится.
                Он - ловок, он - умен,
          Свободомысльем в меру надушен,
    Корректный тон,
    На лбу закон.
       К Карандашу вошел и даже не садится...
          "Я, ваше-ство, известный меценат!
             Редактор мне - и сват, и брат!
                С писателем - друзья мы.
             Читателю не рою ямы...
       Могу отечеству я с честью послужить:
          Статья у вас имеется такая...
             Сто... сто сороковая..,
             По ней я буду жить,
             По ней дела вершить,
    И выйдет так, что всякому печатному уроду
                Дадим свободу:
             Едва назрел вопрос,
             Я весь к его услугам,
       Не буду действовать ни карой, ни испугом,
          Держать по ветру буду нос
             И только восклицать:
                "Нельзя писать
             Того-то и того-с!"
       Поверьте, ваше-ство, я стану общим другом!"
       Тут с дрожью в голосе воскликнул Карандаш:
                "Вы - мой, я - ваш!
             А в единеньи - сила!
          Нас разлучит одна могила,
             А до тех пор пойдем
    Вдвоем!.."
    
       Мораль сей басни надо пояснить:
       С Карандашом трудненько было жить,
                   При Циркуляре -
    Нам скоро воспретят писать и о пожаре.


    1905

    Лиса-политик

                     Басня
    
    "Ах, Мишенька, клянусь, в тебе есть чувств излишек!
             Ведь ты в лесах
          Наводишь ужас, смерть и страх
             На всех зверишек!
          Ты им проходу не даешь,
          Оброк безжалостно дерешь:
    Спокойствия зверям нет ни большим, ни малым...
          Они бегут из наших стран!
       Недаром же зовут тебя отсталым
       И говорят: ты - деспот, ты - тиран!"
       - "Ах, Лисонька! Почто твои нападки?
    Доносят птицы мне, что ты не без греха,
          Что с них берешь ты взятки
    И что на днях еще стянула петуха?.."
       - "Позвольте, кум! Не знаешь ты подкладки.
    И это птичий мир пускает гнусный слух!
          Подумай, кум, ведь сей петух
    Давно уж вел себя как злостный агитатор...
       Он даже кур (ох, вымолвить боюсь!)
             Сзывал вступить в союз!..
             Конечно, реформатор
       Эквивалент достойный получил!..
       За что ж упрек? Я выбилась из сил.
             Работаю отменно,
          Искореняю зло, порок...
    Ох, куманек,
             Скажу я откровенно:
    Ведь твой упрек
          Меня в смущенье повергает,
    Да и притом..."
          - "Кума, да прочий мир болтает,
       Что по ошибке вместе с петухом
       Ты пару кур с цыпленком прихватила
            И будто придушила
    Их под кустом!.."
       - "Ты, кум, медведь с душою медвежонка,
    Твои суждения - суждения ребенка!
        Не захвати я этих кур -
        двух кур
          И с ними тощего цыпленка,-
       Ты поручился бы, чтоб там иль тут
          Не развелось бы смут?
       Ах, Миша, зло уничтожай умело
          И помни, что в борьбе со злом
    Не надо действовать открыто, грубо, смело, -
          Зачем тут гласность, крики, шум?
          Чтобы вести правленья дело,
             Потребен тонкий ум!"


    1905

    Маски

               Испанское романцеро
    
    Маскарад у сюзерена...
    Пряный запах, звуки, краски.
    В люстрах - блеск, и в кубках пена.
    Здесь, и там, и всюду маски...
    
    Полночь бьет... Притихла зала...
    И с возвышенного трона
    Сюзерен - с душой шакала -
    Сходит в маске купидона...
    
    С ним - супруга и принцессы,
    Нарядились как весталки...
    Рядом - рыцари-повесы:
    Как монахи, - скорбны, жалки.
    
    У колонн уселся скромно
    В одеяниях прелатов -
    Ряд министров... В позе скромной
    Не узнаешь в них пилатов...
    
    Там шуты все в сборе... Славно!
    Все в нарядах сюзерена,
    В масках шествуют забавно
    И не гнут свои колена...
    
    Музыканты - вот затеи! -
    В капюшонах, как аббаты;
    Словно рыцари, лакеи
    Влезли в рыцарские латы.
    
    Маскарад... Шумите ж, маски!
    Полночь бьет, и близко утро...
    День спешит, линяют краски
    В светлых искрах перламутра...
    
    Торопитесь, сюзерены!
    Пейте, рыцари-повесы!
    Пусть дрожат от звуков стены
    В честь веселья, в честь принцессы!
    
    Крепче вина! Громче звоны?
    Наполняйте же бокалы,
    Сюзерены-купидоны,
    Горе-схимники - вассалы!..
    
    Пейте в масках... Там, далеко.
    Где к морям бегут ступени,
    Где темно и одиноко,
    Где сгустились мрачно тени, -
    
    Там... О, пейте, пейте шумно!
    Там, за гранью ярких красок,
    Там народ кричит безумно:
    "Маски прочь! Довольно масок!"


    <1 февраля 1906>

    Небывальщинки

    Уж случись-приключись небывальщинки,
    Небывальщинки немалые:
    
    По чисту полю наш флот бежит,
    На дне моря капитал лежит,
    Во Париже - Трепов-президент,
    Готтентоты денег дали под процент,
    Во поднебесьи овес растет,
    Дурново карикатуры издает,
    Городовые разгоняют казаков,
    Казаков амнистированных,
    Всех от казни отвоеванных;
    Витте стал купецкой свахою
    И грозит рабочим плахою;
    Дума мыслит учредительно,
    Жизнь в России восхитительна,
    Рыбы бегают по улицам пешком,
    Ерш Шпионович гуляет петушком,
    Он по форточкам не нюхает,
    Комариный писк не слухает,
    Ходит Ерш Шпионыч франтиком:
    Всё брюшко отделал кантиком...
    
    Уж такие ж небывальщинки!
    Уж такие небывалые!..


    <6 марта 1906>

    О блаженстве

    Блаженны сытые брюхом, ибо по брюху встречают.
    Блаженны скачущие, ибо за ними не угонятся.
    Блаженны свирепые, ибо жалости не чувствуют.
    Блаженны разоряющие, ибо строить им не приходится.
    Блаженны немилостивые, ибо милостями осыпаны.
    Блаженны нечистые сердцем, ибо и мыла им не надобно.
    Блаженны изгоняющие правды ради, ибо заселяют землю,
    Блаженны, когда поносят вас, ибо и от поноса есть средства.
    Радуйтесь и веселитесь, ибо ко двору вы пришлись.


    <13 марта 1906>

    Ода

    (Посвящается министру внутрироссийской смуты)
    
    О Дурново! С каким смятеньем
    Я созерцаю образ твой
    И, относясь к нему с почтеньем,
    Провозглашаю: ты - герой!
    Ты совместил в себе, великий,
    Министр внутрироссийских смут,
    Дух полицейский, норов дикий,
    Аркан, улыбку, ласку, кнут...
    Тебя приветствую я робко!
    И, грешный, мыслю об одном:
    Ты - только пробка, только пробка
    В бутылке с пенистым вином.
    Сядь поплотней! Уприся в горло!
    Вино кровавое шипит,
    Бурлит, к стене тебя приперло!
    Храни свой министерский вид!
    Министр внутрироссийской смуты!
    Шеф всероссийских палачей!
    О, не дрожи: смутьянов путы
    Бессильнее твоих плетей!


    Октябрь или ноябрь 1905

    Осел и Собака

    Басня
    
              Осел вступил однажды в спор
                 С цепной Собакой
              И стал доказывать, что всякой
       Свободной мысли есть у нас простор,
    Лишь форму бы она законную имела.
              "Овчарушка, мой свет! -
       Сказал Осел. - Узды для мысли нет,
       Но мысли надо выражать умело
              И почитать закон!.."
                      - "А если он, -
              Овчарка возражает,-
                 Меня стесняет
              И мой собачий лай
       В торжественную оду превращает?"
    - "А ты, Овчарушка, по правилам полай,
          Хвостом с почтеньем повиляй,
    Сегодня похвали, а завтра повторяй,
       Глядь: послезавтра ты и приобвыкла...
              Когда б ты в дело вникла,
              То поняла б сама,
    Что без закона мысль - анархия и тьма!.."
       При сих словах Овчарка хвост спустила
                     И взвыла.
       А наш благонамеренный Осел
          К волкам-блюстителям пошел,
                     Чтобы в законе
                 Справку раздобыть:
       Имеет ли Овчарка право выть
                     В минорном тоне?


    <13 июня 1905>

    Песнь торжествующей свиньи

                   Басня
    
          Уткнувшись в лужу пятачком
          По самое свиное темя,
          Хавронья хрюкала о том,
    Что возрождается опять свиное племя:
          "Мы начинаем вновь прогресс!
       Нам дела нет до звезд и до небес,
          Мы их совсем не почитаем,
             И самым сущим раем
          Свой хлев испачканный считаем!..
          Настал опять счастливый миг,
          Дух вольнодумства ныне стих,
    И радикальные дворовые собаки
       За вольнодумственные враки
                Все - на цепях!..
             Исчез отныне страх,
    И безбоязненно в печати и искусстве,
       Копытцами постукивая в чувстве,
          На псов мы призываем гнев
          И в одах восхваляем хлев;
          А иногда (коль близко дворник),
          Для развлеченья и утех,
    Собак привязанных толкаем мы в намордник;
          Итак, без всяческих помех
          Мы ходим всюду, где угодно,
             И хрюкаем свободно,
          Без личных счетов и без ссор,
          И скоро весь захватим двор!.."
    
    Читатель, для тебя не надо пояснений:
    И, сидя на цепи, мы слышали не раз
    Торжественный аккорд подобных песнопений:
    Рептильная печать звучит и посейчас.
    


    <7 октября 1906>

    Песня о трех соколах

    Во Чернигов, во Саратов, во Тамбов
    Выпускали из столицы соколов.
    А те соколы вояки христианские,
    А на них мундиры адъютантские.
        Наказали им в губернии
        Водворить покой примернее,
        Останавливать издания,
        Угашать все начинания,
        Даже - эх вы, незадачные! -
        Прекращать питьи кабачные
        Властью свыше полномочены.
        Тесаки у них отточены,
        К их услугам вся полиция
        И "народная милиция",
        Что толпою непокорною
        Прозвалася "сотней черною"...
        Адъютанты генеральные
        Происшествия скандальные
        Успокоить отправляются,
        Самовластьем начиняются,
        Аксельбантами погонными
        И деньжатами прогонными.
        Веселитеся в губернии,
        Хулиганы мрачно-чернии!
        Спи спокойно, Русь великая!
        Едет сила, сила дикая!
        Этой силы не убавилось,
        А порядка не прибавилось...
    Во Чернигов, во Саратов, во Тамбов
    Выпускают из столицы соколов.
        И летят они, посольники,
        Молодцы антикрамольники...


    Октябрь или ноябрь 1905

    По Мойке

    Там, где Мойка катится,
    Меж гранитных плит, -
    Там стоят два здания...
    Безобразный вид...
    Зданье двухэтажное,
    Близ - городовой,
    С виду - умилительный,
    С черной бородой.
    Далее вдоль улицы,
    Скверные с лица,
    Сыщики и сыщики
    Видны без конца.
    Там, где Мойка катится,
    Меж гранитных плит,
    В зданьи желтокаменном
    Дурново сидит.
    На подъезде - сыщики,
    В зале, за столом,
    Под постелью, вешалкой -
    Словом, полон дом.
    Сыщики ретивые,
    В синих все очках,
    Выражают преданность,
    Выражают страх.
    Дети революции
    Тронут ли его,
    Генерала-сыщика -
    Пьера Дурново?
    Перейдем насупротив...
    Сыщики и тут:
    Гордо подымается
    Здесь военный суд.
    Сыщики и сыщики...
    Кину ль вправо взор:
    Вон - наряд гороховый;
    Вон - стоит дозор...
    Влево - боже праведный! -
    Сыщики кругом:
    В фонарях, за окнами,
    В доме, за углом.
    В суд вхожу ль с опаскою:
    Вижу - судьи в ряд...
    Нет, уж не обманете:
    Сыщики сидят.
    Прокурор старается...
    Ордена, кресты,
    Офицер как будто бы...
    Сыщик, брат, и ты...
    Словом, Мойка бедная
    Сыщиков полна,
    Оттого-то грязная
    У нее волна...
    Оттого-то хочется
    Без конца кричать:
    "Прочь! Довольно сыщиков,
    Сыщиков убрать!"
    Тсс... О муза милая,
    После попоем...
    Сыщики слоняются,
    Сыщики кругом.


    Ноябрь 1905

    Свободные скоты

            Басня
    
          "Друзья! - так начал речь Пастух
          К стадам, бродившим на поляне. -
          Я бью вам всем челом заране,
          Досель я был и слеп, и глух.
          Средь вас возникло недовольство...
       Простите ж мне тиранство, своевольство:
                Свидетель бог, -
                Я вас стерег,
                Чем только мог,
       От гибельных и вредных заключений:
                   Рожком,
             Арканами, кнутом,
          Но всё из чистых побуждений.
          Я заблуждался... Грянул гром!
          Теперь, при всем честном народе,
          Я волю объявляю вам!
       Свободные! Молитесь небесам!
          Я первый кнут бросаю сам!
    Идите же, резвясь, в объятия свободе
          И отдавайте дань природе,
          Где захотите: тут иль там!"
          Замолк Пастух... Разинув глотки,
          Скоты свободные бегут...
          Куда девался облик кроткий?!
          Восторг оваций, счастья нотки,
          Хвосты трубой, мычат, ревут,
          Туда, сюда, - а там и тут
          Уже колючие готовы загородки.
    
    Читатель, мысль тебе не надо пояснять:
               Тех загородок снять
    Скоту буржуйному не по нутру, конечно:
          Для них - что колется, то вечно.


    Октябрь или ноябрь 1905

    Собачья радость

                  Басня
    
       На улице две встретились собаки.
          Обнюхались и вместо драки
    На темы модные вступили в разговор.
    "Поверишь ли? У нас в смущеньи целый двор!
          Сказала радостно Дворняга. -
    Я слышала ушком: получена бумага,
       Чтоб нас, собак, пустили на простор
    И что ошейники отныне - сущий вздор,
          А этот вечный наш позор -
      Намордник -
        Сожжению подвергнет дворник...
           Вот то-то будет рай:
           Где хочешь - там гуляй,
              Свободно лай
    И безбоязненно обнюхивай друг друга...
          Жужу! Почтенная Жужу:
       От счастья я грядущего дрожу!
          Подумай: псы такого круга,
          Как мы..."
                     - "О! Дивный жданный миг! -
          Жужу Дворняжку перебила. -
    Я чувствую: во мне опять явилась сила,
          Мой дух - могуч! Мой дух - велик!
          И - слышишь ли? - мой лай хрипящий
       Стал музыке подобен настоящей...
          Долой ошейники! долой!
          Теперь, Дворняга, мы с тобой
             Народ уж не пропащий!
                За нас закон...
          Теперь..."
                     Из-за угла фургон
       Откуда-то внезапно появился;
             Собачник изловчился,
          Дворнягу сгреб, поймал Жужу...
    
    Читатель, так и быть - тебя я пощажу:
       Мораль - скучна, а мы друзья веселья,
          От скуки я тебя спасу;
    Но знай: филей Жужу пошел на колбасу,
          Дворняжки шкурка - на изделья.


    <11 сентября 1905>

    Что значит автономный?

               Нечто вроде басни
    
          Однажды Некто в день скоромный
       Задумался над словом "автономный",
    А так как Некто был фельдфебельский Вольтер
          И с эрудицией огромной,
       Всех орденов российских кавалер,
       То он решил не мудрствовать лукаво,
    Не рыться в словарях, а действовать в карьер,
          И лишь скомандовал: "Направо
          Известною казачьей лавой
                 Во весь опор,
          А двери школы - на запор!"
    
    Скажи, читатель, сей прием головоломный
    Ужель не разъяснил, что значит "автономный"?
    


    Октябрь 1906



    Всего стихотворений: 16



  • Количество обращений к поэту: 3531





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия