Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворение
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Леонид Егорович Оболенский

Леонид Егорович Оболенский (1845-1906)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    Весна

    Ты пришла, весна, 
         Ты вернулася, 
    Словно девушка, 
         Ненаглядная! 
    По ветвям прошла 
         Молодым пушком, 
    На полях, в садах - 
         Изумрудами. 
    Из избы гнилой 
         На простор, в поля, 
    Вышли пахари, 
         Солнцу радуясь... 
    Из подвалов, нор 
         На широкий свет, 
    Словно в чудный храм, 
         Голь повыбралась... 
    
    Тает облачко 
         Белоснежное 
    В голубой дали 
         Неба ясного, 
    И мечты мои, 
         Горемычные, 
    Словно облачко, 
         Тают в душеньке: 
    
    Ты, весна моя, 
         Их развеяла 
    Поцелуями 
         Ароматными!..


    Ветеранам

    Для живущих - песни, для живущих - розы, 
          И любовь, и счастье, и привет, и ласка, 
    А в отживших братьях нам смешны и слёзы, 
          Их борьба и муки - старенькая сказка! 
    
    Что кому за дело, что облиты кровью, 
          Что болит их сердце, как ребёнок бедный, - 
    Что и ныне жизни с счастьем и любовью 
          Жаждет этот воин раненый и бледный!.. 
    
    Что кому за дело, как промчались годы, 
          Как погибла юность, как погибло счастье: 
    В кабаке ли пропил? в дар ли снёс свободе? 
          Время ль наши силы тратить на участье! 
    
    Только так ли, юность, надо жить на свете, 
    Старым ветеранам отказав в привете, 
    Чтоб с слезами в сердце эти наши братья 
    Своему былому сыпали проклятья, 
    Чтоб и нас в грядущем за былые грёзы 
    Ждали только раны да тоска и слёзы? 


    Вечная борьба

    Стон и скрежет поколений, 
    Реки крови, гром сражений 
         Он пришёл унять; 
    Рай давал Он вместо ада, 
    И народ решил, что надо 
         Им Его распять. 
    
    Мчится быстро век за веком, 
    Но поныне человеком 
         Правят силы тьмы: 
    Идеал любви и ныне 
    Поруганием святыни 
         Называем мы. 
    
    Тьмы веков сошли в могилы, 
    Но и ныне те же силы 
         Давят бедный мир. 
    Свет и тьма в борьбе кровавой... 
    Скоро ль свергнет свет со славой 
         Мрачной тьмы кумир? 
    
    А пока - дела, стремленья 
    Те же в нашем поколеньи, 
         Как века назад, 
    И, с проклятьем идеалу, 
    Так же молимся Ваалу, 
         А Христос распят! 


    Во мраке

    Лампа догорает на моём столе, 
    То мгновенно вспыхнет, то опять во мгле 
    Комнату потопит, то блеснёт опять... 
    Отдохну, устал я думать и писать. 
    Громко осень плачет за моим окном, 
    И звенят печально стёкла под дождём, 
    И шумит ветвями облетевший сад, 
    В темноте деревья гнутся и скрипят, 
    Точно привиденья, обступают дом, 
    Головой качают, шепчутся кругом. 
    Если б в бедном сердце прошлой жизни след 
    Замер так, как в лампе догоревший свет! 
    Если б на мгновенье стон в груди затих! 
    Думы мои, муки! Как уйти от них! 
    Мысли не погасишь, не сожжёшь в огне... 
    Ветер воет, плачет... В чуткой тишине 
    Звонко раздаётся маятника стук, 
    Ровный, неизменный: тук!.. тук!.. тук!.. 
    
    Вот и сердце так же всё в груди стучит. 
    А зачем? я знаю: жизнь оно хранит, 
    Гонит кровь по телу, в мозг проводит мой, 
    Чтоб работать мог я мыслью, головой, - 
    Чтобы думы мчались беспредельно в даль, 
    Чтоб в душе не смолкла старая печаль, 
    Чтоб вставало ясно каждый миг в уме 
    То, к чему я рвался, чем я жил вполне, 
    Что от тех стремлений, от надежд былых 
    На душе осталось в образах ночных! 
    Жизнь! Зачем с такою лютою враждой 
    Рвёшь ты веру в светоч истины святой, 
    Веру в правду, разум, в искренность людей?.. 
    Где былая вера? Что на смену ей 
    Жизнь дала? Один лишь бесполезный звук 
    Маятника-сердца: тук!.. тук!.. тук!.. 


    Гроза весной

    Лишь вчера раскрылись молодые почки; 
    Словно крошка-веер, вылезли листочки; 
    Запахом смолистым веет утром рано, 
    Вся в цветах весенних под окном поляна. 
    
    Что-то нынче небо серо и угрюмо? 
    Быстро мчатся тучи, как за думой дума... 
    Чу! далёкий грохот, словно едет кто-то; 
    Воздух как-то давит, и берёт дремота. 
    
    Вихрь промчался, пылью всё затмил в мгновенье; 
    Гул и грохот пуще слышны в отдаленьи... 
    Затянула рощу сетка дождевая; 
    Стихнул вихрь, и снова - тишина немая. 
    
    Вдруг вверху сверкнуло, - сразу потемнело, - 
    Треск раздался страшный, - в крыше зашумело, - 
    Барабанить стало в стёкла, дверь и стены!.. 
    Под окном ручьи уж в пузырях из пены. 
    
    Гул, не умолкая, ходит над избою. 
    Вновь блеснуло ярко... грянул чередою 
    Гром, как выстрел пушки: вздрогнула избёнка, 
    Стены задрожали, стёкла пляшут звонко... 
    
    Вот удары тише, на дворе светлее, - 
    Вышли ребятишки из избы смелее. 
    Детки, в лес: живая, дивная водица 
    Каплет, точно слёзы, с листиков на лица! 
    
    В ней и жизнь, и радость, - в ней большая сила: 
    С тучкой прилетала, землю напоила, 
    Травку и былинку, листья и цветочки, 
    Всходы молодые, молодые почки... 
    
    К вечеру поляны не узнаешь - сразу 
    В новом одеяньи всё предстанет глазу: 
    Вылезут десятки цветиков душистых, 
    На деревьях - сотни листиков пушистых! 
    
    Солнышко явилось! Дети, в лес и поле! 
    В воздухе душистом слышны птичек трели, 
    Крохотки-певуньи к небу уж взлетали, 
    Высоко, далёко! радость им и воля! 
    
    А в лесу, под дёрном, красный гриб старался - 
    Вылезал наружу, тужился, копался, 
    Наконец просунул голову сквозь траву, 
    Жадно тянет влагу и растёт на славу. 
    
    Ощупью, тихонько лезет через кочку 
    Слизнячок слюнявый к нашему грибочку: 
    Всполз на гриб и жадно ест его - и тоже 
    Спел бы от восторга, - только не пригоже. 
    
    Все-то благодарны пролетавшей тучке: 
    Вон - у изб крестьяне собралися в кучки, 
    Весело болтают, крестятся на солнце; 
    Карповна-старуха подползла к оконцу, 
    Даже старый Прохор, все собрав силёнки, 
    С печи слез и выполз из своей избёнки... 


    Диссонансы

    Встань, проснись! умчались тучи! 
           Унеслась гроза далёко, 
    С неба хлынул свет могучий, 
           Дышет страстью грудь глубоко! 
    Чу! цветы в росе жемчужной, 
           Соловьи в кустах прибрежных, 
    Всё слилося в гимне дружном 
           Ароматов, трелей нежных, 
    Всё трепещет, рвётся к свету, 
           К солнцу в жаркие объятья... 
    Пробудись же!.. но на это 
           Мне в ответ звучат проклятья, 
    Звуки слёз, рыданий, муки, 
           Звуки злобы и страданья, 
    Человеческие звуки, - 
           Диссонансы мирозданья!


    Ответ

        А. К-у
    
    Не говори, что ты прозрел, 
         Что оттого ты отшатнулся 
    От прежних планов, прежних дел, 
         Что высший смысл в тебе проснулся! 
    Наедине с самим собой 
         В свою вглядись получше душу, 
    И скажешь с горькою тоской: 
         "Я не прозрел, - я просто трушу; 
    Устал бороться я и ждать, 
         Устал любить и ненавидеть; 
    Прости же, родина и мать, 
         Отныне буду ясно видеть 
    И объявлять я буду всем, 
         Что полон слабостью постылой 
    И оттого лишь стал я нем, 
         Что мало в сердце честной силы..." 
    
    Скажи, и родина простит: 
         Она уж лучшему поэту 
    Простила то же и хранит 
         К нему любовь за правду эту. 
    
    Но не лукавь перед собой 
         И не ломайся перед нами: 
    Ты гнойных язв души больной 
         Не скроешь громкими словами. 
    
    И не учи, что ты прозрел, 
         Что оттого ты отшатнулся 
    От прежних планов, прежних дел, 
         Что высший смысл в тебе проснулся! 


    Похороны

         I 
    
    Я читаю приглашенье 
         С чёрным траурным бордюром: 
    В час зовут на погребенье... 
         Нужно быть, хотя сумбуром 
         Я, известный друг приличий, 
         Нахожу такой обычай: 
    
    Полчаса стоять у гроба, 
         Видеть слёзы, думать в страхе: 
    "Вот и важная особа, 
         А лежит, как все, во прахе! 
         Смерть пришла, и на кладбище 
         Ляжет он, как каждый нищий... 
    
    Но... покойник - муж известный 
         И увешанный звездами. 
    Быть у гроба очень лестно 
         Рядом с разными тузами: 
         Лишний раз побудешь рядом - 
         Это шаг к чинам, наградам". 
    
         II 
    
    Я поехал. Весьма неудачно 
         Выбран день: страшный дождь поливал. 
    Перед церковью грозно и мрачно 
         Катафалк на дожде промокал. 
    
    Люди в шляпах с большими полями, 
         В балахонах... престранный наряд! 
    Дождь с полей льёт, как с кровель, ручьями... 
         У людей даже здесь маскарад! 
    
    В церкви душно: народа стеченье. 
         Дым кадил всё облёк, как туман. 
    Вот и гроб, вот и клир в облаченьи, 
         Стройный хор загремел, как орган. 
    
    Ближе к гробу - девицы и дамы, 
         Дальше - звёзды, мундиры, кресты. 
    Вот покойник: сурово, упрямо, 
         Как при жизни, застыли черты. 
    
    Но мелькал в них испуг непривычный 
         И какой-то неловкий вопрос. 
    Так не шёл он к фигуре приличной, 
         Что скользнул в моих жилах мороз... 
    
    Точно вдруг, перед смертью, в смущеньи 
         Человек этот видел, как сон, 
    Что иное есть в жизни значенье, 
         О котором не ведает он. 
    
    Что он в жизни своей ни однажды 
         Не жил вовсе и был лишь богат 
    Бесконечной тщеславия жаждой, 
         Жаждой власти, отличий, наград. 
    
    Что иное есть, высшее счастье, 
         Где? понять и теперь он не мог! 
    Смерть пришла и его без участья 
         Обратила в бездушный комок. 
    
         III 
    
    Повезли, на рессорах качая, 
         Пышный гроб. Вереницей за ним 
    Разъезжалась толпа, обсуждая, 
    Сколько стоит парча золотая, 
         Сколько денег осталось родным. 
    
    А иные на паперти храма 
         Позабыли совсем мертвеца: 
    На концерт с погребения прямо 
    Собирались какие-то дамы, 
         Франт какой-то хвалил жеребца. 
    
    О проигранной пульке с азартом 
         Говорил господин со звездой, 
    Вспоминая побитые карты 
         И ругая партнёра совой.


    Июль 1877

    Рефлексия

      I 
    
    Как облака на небе голубом 
          Бегут слоями друг над другом, 
    Так над практическим умом, 
          Вседневно замкнутым житейским, узким кругом, 
    Другой есть мысли слой, и солнце мысли в нём. 
    
    Да, нижний слой царит над нашими делами, 
          Бросает в суету и в мелкую борьбу, 
    Он гонит нас за славой, за рублями, 
          Он создаёт "карьеру" и "судьбу", 
    В истории владеет он толпами... 
    
    И лишь моментами, как будто пробуждён 
          От сна глубокого иль пьяного обмана, 
    Вдруг человек прозрит! То "высший слой", то он! 
          Вся жизнь тогда как будто из тумана 
    Всплывает, и стоишь испуган, потрясён... 
    
    И ясно, ясно так вдруг станет на мгновенье, 
          Что жизни не было, была борьба одна, - 
    Как белка в колесе, вертелся средь волненья 
          Толпы своих желаний, и она 
    Бросала нас в капризном ослепленьи. 
    
    И в этот миг и ужас, и тоска, 
          И жажда лучшего в душе на миг проснётся, 
    И жизнь привычная покажется гадка, 
          И слёзы закипят, и сердце встрепенётся... 
    Но миг прошёл, и снова облака 
          Затянут верхний слой мгновенного сознанья, 
    И снова жизнь приятна и легка, 
          И тьма сменяет вновь блеснувшее сиянье. 
    
         II 
    
    Кумир толпы! Уж если бы один 
          Ты был и создан был всеобщим духом века, 
    Быть может, я, как века верный сын, 
          Повергся б ниц пред смыслом человека. 
    
    Но если ты - дитя потребности больной 
          Иль веянья минуты? Не познанье, 
    Не свет научных истин, над толпой 
          Сияя, создают стремленья и желанья. 
    
    Да, если идеалы эти - сны, 
          Надежды - страстный бред тяжёлой ночи, 
    Отдамся ль я течению волны? 
          Пойду ли за толпой, зажмурив очи? 
    
    А как остаться? Как отстать от всех 
          И, одинокому, покинутому миром, 
    Нести проклятья, слышать злобный смех 
          За то, что не упал пред временным кумиром? 
    
    Ведь каждый век твердит нам вновь и вновь, 
          Что он лишь прав, его идеи правы, 
    И за свою идею льёт он кровь, 
          Смеясь над старыми идеями и славой. 
    
    Не сотни - тысячи промчались лет, 
          И каждый новый век, в погоне за миражем, 
    Твердит, что прошлый век за детский бред 
          Лил человека кровь... И мы, конечно, скажем, 
    
    Что только мы одни познали свет. 
          Но где критериум? Он есть! Но много ль в мире 
    Тех, кто сознательно о нём даёт ответ? 
          Для всех же остальных ответ в самом кумире, 
    
    И страшно тем, кто может дать ответ: 
          Они одни! кругом звучат проклятья... 
    За чёрствость, эгоизм клянёт их целый свет, 
          За равнодушие их проклинают братья... 


    * * *

    Я не трибун: мои писанья 
    Народ ни разу не прочтёт 
    (Мешает азбуки незнанье). 
    Писал я только для господ. 
    
    Они одни меня читали: 
    Я в них старался перелить 
    Сознанья высшего печали, 
    Я их учил любить, - 
    
    Любить науку, труд, природу, 
    Родной, трудящийся народ... 
    Не пел я даже про свободу: 
    Она иных поэтов ждёт. 
    
    Мечтал я душу человека 
    К сознанью правды пробудить, 
    Вражду, царящую от века, 
    Любви сияньем осветить, 
    
    Мечтал я в сердце влить стремленья 
    К добру, работе и любви, 
    Чтоб не тонули поколенья 
    В братоубийственной крови...




    Всего стихотворений: 10



  • Количество обращений к поэту: 3925





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия