Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Иннокентий Александрович Оксёнов

Иннокентий Александрович Оксёнов (1897-1942)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    Вещи

    Чернильница, холодный ножик
    И лампа — бедная звезда,
    И хрупкий дискобол (он — тоже),
    Занесший руку навсегда, —
    
    Я вас боюсь, слепые вещи,—
    Вы дышите так тяжело,
    Мне не замазать явных трещин,
    Прорезавших мое стекло.
    
    Вы кем-то вызваны — не мною!
    Чертить упорные круги
    И соблазнять меня в иное,
    Шепча настойчиво: беги!..
    
    Мне любы снежные узоры
    И голубое без конца —
    Но отвернуть не смею взора
    От неподвижного лица!
    
    А здесь, круженьем обещая
    Еще неведомую боль,
    По комнате летит живая,
    Могильно-пепельная моль.


    «Новый журнал для всех». № 9, 1915 г.

    * * *

    Волненье сада в этот вечер мглистый 
    Ещё не скоро даст тебе заснуть. 
    Не надо книг. Сейчас ни символисты, 
    Ни даже Пушкин не укажет путь. 
    Но если Дня прошедшего избыток, 
    Как лёгкий хмель, горит в твоей груди, 
    Вновь оживает то, что позабыто, 
    И примешь всё, что будет впереди. 
    И ты -- уже другой. Твоё дыханье -- 
    Оно как вздохи ветра за окном, 
    Как шёпоты листвы -- напоминанье 
    О близком, и заветном, и родном. 
    Тогда, подобно головокруженью, 
    Вначале чуть заметное ещё, 
    Стиха неповторимое движенье 
    Под сердцем отзовётся горячо, 
    Но никогда потом не вспомнить ясно, 
    Как ты нашёл желанные слова, 
    Которыми поэт располагает властно 
    В короткие минуты торжества. 


    1940

    Городская ночь

    Над островами — отблеск райский,
    Сады туманные — в тени.
    Мерцают в пепле ночи майской
    Лишь корабельные огни.
    
    Как хорошо в пролетке зыбкой
    Лететь меж праздных фонарей,
    Зарю приветствовать улыбкой,
    Надвинув шляпу до бровей;
    
    И, верно чувствуя, что скоро
    Желанный мир найдет душа,
    На купол светлого собора
    Перекреститься не спеша…
    
    Минуты тихие не схожи
    С полуденною суетой.
    Мелькают призраки прохожих,
    Идущих медленно домой;
    
    Знакомый вид дверей приветных,
    Скрипящий поворот ключа…
    От красоты ночей рассветных
    Сгорает сердце, как свеча.


    1915

    * * *

    За то, что солнце дарит реже 
    И гуще золотистый сок, 
    За свежесть голых побережий, 
    Где солью высушен песок, 
    За то, что путник твёрдым шагом 
    Легко восходит по скалам 
    И над отвесным Карадагом 
    Ещё вольней кружить орлам; 
    И за безветренные ночи, 
    Когда раскинут млечный мост 
    И остаётся долгий росчерк 
    От мерно падающих звезд, 
    А сердце замирает чаще 
    В ночном предчувствии разлук, 
    И горячей в тени молчащей 
    Прикосновенье нежных рук; 
    За шорохи багряных листьев 
    И запылённые стволы, 
    Где розовеющие кисти 
    Свисают, сонно-тяжелы, 
    За то, что наступает отдых 
    И радость каждому стеблю, 
    За прелесть тайную природы 
    Я осень крымскую люблю. 


    1939

    * * *

               Над золотыми берегами
               Благословенных Териок…
                                 Б. А.
    
    Когда-то взявший Сапунова,
    Еще безмолвствует залив,
    Но я прислушался, забыв,
    Что для меня ничто не ново.
    
    Всегда белеет казино
    У вечно-памятных прибрежий,
    И утром рвется ветер свежий
    В мое высокое окно.
    
    Но не стремятся мореходы
    Вращать покорные рули,
    Как будто волны унесли
    Неповторяемые годы.


    «Новый журнал для всех». № 12, 1915 г.

    Коктебель

    В лиловой дымке пепельные горы -- 
    Пустынный Юг, бесплодный Карадаг. 
    Здесь были Вы. И в дальние просторы 
    Ваш теплоход ушёл. Пусть будет так! 
    Сияла осень солнечно-сухая, 
    И наставал вечерний лунный час. 
    Морской прибой, медлительно вздыхая, 
    Со мною вместе тосковал о Вас. 
    Кто пил вино любовного прощанья, 
    Хоть будь оно из самых сладких лоз, 
    Тому горька печаль воспоминанья, 
    Что навсегда с собою он унёс. 
    Но если в сердце, скованном годами, 
    Отдастся плеском давняя волна, 
    В сознании мгновенно вспыхнет пламя: 
    Как жизнь скупа -- и как щедра она!


    1936-1938

    * * *

    Мы можем говорить о чём угодно, 
    И лёгкость стала другом наших встреч. 
    Но за словами слышу я свободно 
    От сердца к сердцу льющуюся речь. 
    Весенних трав нам был понятен шорох. 
    Я меж деревьев видеть Вас привык, 
    Не потому ли в наших разговорах 
    Есть и другой, таинственный язык... 
    И все слова становятся живыми, 
    Как лёгкий шелест вековых берёз 
    На островах, откуда Ваше имя 
    Приморский ветер мне весной принёс. 


    1940

    Наивное посвящение

    В миниатюрной бакалейной
    У поворота по шоссе
    Вы процветаете в лилейной
    Очаровательной красе.
    
    Я вам хотел сложить балладу,
    А вольная моя свирель
    Поет: вы слаще шоколаду,
    Приятнее, чем карамель.
    
    Но сладостные комплименты
    Надоедают хуже ос,
    Когда приходят к вам студенты
    Купить коробку папирос.
    
    Тогда — забыт печальный Надсон,
    Поэт, волнующий сердца,
    Вам снова хочется смеяться
    И веселиться без конца.
    
    А солнечная позолота
    Ласкает нежно с высоты
    Полученные от кого-то
    Благоуханные цветы.


    «Новый журнал для всех». № 12, 1915 г.

    * * *

    Таился вечер в парке Дудергофа,
    Где на стволе — резной инициал…
    Свершалась в мире новая Голгофа,
    Багряный диск над озером сиял —
    
    И в шуме лиственном, в зеленой пене
    Растаяли нежнейшие слова,
    Иль громкий ветр повлек их на ступени
    Обители иного божества?
    
    Я шел сюда печальный, наудачу,
    Мои пути не привели назад…
    Я буду помнить маленькую дачу
    И песни марширующих солдат.


    1915



    Всего стихотворений: 9



  • Количество обращений к поэту: 4404





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия