Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Яков Владимирович Годин

Яков Владимирович Годин (1887-1954)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    * * *

    В мельканьях капель бесследных
    Окна — как крылья птиц.
    Много заплаканно-бледных
    Усталых лиц.
    
    Шляпки, платья треплет
    Ветер черной реки.
    По улицам желтый трепет,
    Туманно мерцают рожки.
    
    И ты подойдешь устало.
    Скажешь: пойдем.
    Ты долгий вечер искала
    Меня под дождем.
    
    Твой локон над черной бровью
    Напудрен и, влажный, пьян.
    Губы накрашены кровью
    Или налетом румян.
    
    В мельканьях капель бесследных,
    Томясь и тоскуя больней,
    Мы потонем за цепью бледных
    Ночных огней. 


    Верни весну

    Никто, как ты… Верни Весну желаний.
    И с замираньем радостным воспой —
    Наивность форм в изгибах легких тканей,
    Весенний взгляд и локон золотой,
    
    Умножь порывом сдержанное пламя
    В ее чертах… А разум заглуши
    Лесной прогулкой, и — мечтами
    Увлекшейся души.
    
    Потом ласкай, встречаясь вечерами,
    А разлучаясь сожалей,
    Ревнуй, считая дни за днями,
    В затишьи сада и полей.
    
    Никто, как ты. Волной воображенья,
    Мечтой заполни пустоту,
    И явит тайна отраженья
    В случайной девочке — мечту.


    «Пробуждение» № 21, 1909

    Весна

    Бегут к закату желтые ручьи,
    Дымится лес, в снегу чернеют корни,
    Встают березки — мягче и узорней…
    Кричат грачи.
    
    Душа несбыточным по-прежнему полна,
    И кровь поет в ликующем разбеге…
    Крадется в сумраке, и плачет в сладкой неге —
    Весна!


    «Пробуждение» № 4, 1913

    Воспоминание

    Согрелись дни — как дети пред камином
    Теплом надежд несбыточных. И вновь
    Я на закате, переулком длинным,
    К тебе стремлюсь, о, ранняя любовь!
    
    Трепещет сердце бабочкой весенней!..
    И вновь лепечет сладостную речь
    Про светлый жар доверчивых мгновений
    И обо всем, что не могло сберечь.
    
    И вновь поют, забыв успокоенье,
    Все дни мои, согретые теплом,
    И, погружаясь в призрачное пенье,
    Я весь в лазурно-ласковом былом! 


    1912

    Городские Мотивы

    Дождь. Нависшие тучи. Холодные здания.
    Тьма. Мерцанье усталых ночных фонарей.
    Одинокие думы. Тоска ожиданья…
    Бродят тусклые тени озябших людей.
    
    Тучи небо закрыли тяжелым покровом,
    Даль задернуло мутною сетью дождя…
    Пляшут сырые тени в мерцанье багровом.
    Стонет ветер, в холодную мглу уходя.
    
    Дождь. Тяжелые тучи. Жестокие думы.
    Холод улиц пустынных. Огни фонарей.
    Молчаливые зданья темны и угрюмы.
    Бродят тусклые тени озябших людей.
    
    Нет приюта, нет ласки больным и бездомным!..
    Набегающий ветер и слезы дождя —
    Осень глухо рыдает над городом темным
    Кроме мертвой тоски ничего не найдя!..


    «Пробуждение» № 7, 1906 г.

    На воле

    Люблю свободно жить,
    Пустынно, как звезда.
    Ничем не дорожить
    Нигде и никогда.
    
    Как милый смех детей,
    Мне близок оклик птиц,
    И мгла лесных путей
    Милей огней столиц.
    
    Люблю пустынно жить,
    Далеко от людей,
    И мирно дорожить
    Свободою своей.
    
    Легко, забыв себя,
    Дышать, как дышит день,
    И, тишину любя,
    Уйти в лесную тень.
    
    И чутко холодеть
    В росистом серебре…
    И рано, на заре,
    Как жаворонок, петь!


    * * *

    На склонах дюн — палатка из циновок
    Бросает в зной томительную тень.
    Вокруг песок, где каждый шаг неловок.
    А в легких грезах — север и сирень!
    
    Весь день в труде. А под вечер прохлада
    Зовет в лощину между желтых дюн.
    Бреду на отдых, с кистью винограда,
    В толпе арабов, и под говор струн…
    
    Цветет джумез… На ветках узловатых,
    Позеленев, сидит хамелеон…
    Но для меня в сиреневых закатах
    Цветет сирень… Я грустью упоен! 


    1915

    * * *

    Погасла безумная сила.
    И, буйную силу оплакав,
    Низринутый, — жду я уныло,
    И жажду потерянных знаков.
    
    Блуждаю в томленье неясном,
    Тону в наслажденьях нелепых…
    Тоскую о вечно прекрасном
    И, пьяный, рыдаю в вертепах.
    
    Кружусь скоморохом. И плачу.
    Роняю надежды, как перья…
    И силы последние трачу,
    Покинув святые преддверья.
    
    И, вскинув изнывшие крылья,
    Назад опрокинусь… И слабну.
    Дрожу, затуманенный пылью…
    Влачусь и беспомощно зябну.
    
    Так осенью стебель увядший
    Под ветром дрожит на дороге.
    Так ангел, безвременно падший,
    Грустит о покинутом Боге. 


    «Пробуждение» № 10, 1912 г.

    Сонет

    Чему вы молитесь, мне чуждо от рожденья.
    Мне Божий мир не кажется тюрьмой.
    Все лилии любви, все розы наслажденья
    Я вплел в венок благоуханный мой.
    
    И чужд мне дерзкий ропот возмущенья:
    Я побеждаю бури тишиной,
    Чтоб отразились дивные виденья,
    Наполнив жизнь сияньем и тоской.
    
    Прозрачно я живу и празднично остыну
    В счастливый миг заката и конца,
    И сад земной для новых роз покину,
    Для новых терний стройного венца.
    
    И снова, может быть, счастливый жребий выну
    На бесконечном празднике Творца.


    «Пробуждение» № 5, 1912

    Счастливая

    Ты светлой выросла, ты радовалась счастью
    Глазами синими, как васильки.
    И вся доверилась не ласкам, но — участью:
    Движенью медленной родной реки.
    
    Глазами синими увидела впервые
    Ты упоительный огонь в зрачках,
    Когда твой стан и плечи молодые
    Томились сладостно в чужих руках.
    
    Ресницы длинные, — как в детской колыбели,
    Под лаской матери, — сомкнула ты,
    Как только демоны свой гимн пропели
    И стали ангелы бросать цветы…
    
    Ты ясной выросла, и ласковой осталась,
    Непобедимая в борьбе земной.
    В тебе все светлое, о чем душе мечталось,
    В тебе, счастливая, в тебе — одной! 


    «Пробуждение» № 7, 1913

    Счастье

    Я знаю счастье, светлое, как день.
    Я знаю нежность, чуждую пристрастья.
    Как хорошо дышать во имя счастья,
    И в жизнь лицом склоняться, как в сирень!
    
    Поёт любовь, — июльская гроза, —
    Но ей чужда и ненависть, и жалость…
    И после ласк — счастливая усталость,
    И легкий сон, смежающий глаза…
    
    Во имя счастья, светлого, как день,
    Не надо слез, борьбы и сладострастья…
    Как хорошо дышать во имя счастья,
    И в жизнь лицом склоняться — как в сирень!


    «Огонек» № 4, 1916

    * * *

    Темнеет зимний день. И первые огни
    Лениво зыблются вдоль улиц монотонных,
    И от небес пустынных и зеленых
    Легла на крыши призрачная тень.
    
    И вновь из-за углов, темнеющих в тени,
    Выходит ряд видений озаренных.
    А волны говора и стуков заглушенных
    Баюкают мою мечтательную лень.
    
    Так пышно дремлет снег. И зимняя струя
    Смиряется иным свежительным дыханьем,
    Как бы забытых чар благоуханьем,
    Мечтой Весны — весельем прежних дней.
    
    Темнеет день. Светлеет жизнь моя.
    Все веет вновь счастливым ожиданьем,
    И зимний воздух полн чуть слышным трепетаньем
    И дружно дремлет ряд мечтательных огней. 


    «Пробуждение» № 22, 1912

    Тень осени

    Глухая полночь выдала тебя,
    И был наш праздник праздником свиданья.
    Ты принесла с собой благоуханья
    Ночных полей, ликуя и любя.
    
    В твоем венке дремало увяданье,
    Ты в зеркало гляделась на себя:
    Цвела печаль, сдержав свое дыханье,
    Твоей красы весенней не губя.
    
    Так издавна над нашей страстью нежной
    Темнеет осень тенью безнадежной…
    Ты покидала надолго меня.
    
    И, может быть, устанет сердце биться,
    Когда захочешь снова насладиться
    Последним жаром позднего огня.


    «Пробуждение» № 12, 1913 г.

    Элегия

    Недолгий день заметно вечереет.
    Как поздний свет уходит жизнь моя
    Я жду. Закатным холодом повеет.
    Недолгий день заметно вечереет.
    И звезд вечерних ожидаю я.
    
    Давно ль мне утро ласковое пело.
    И полдень зноем сладостным томил.
    Душа последней ласки захотела.
    Давно ли утро солнечное пело?
    Но минул день. И вечер наступил.
    
    Всё, что прошло, и что не возвратится,
    Быть может, в смутной памяти продлю…
    Я жил счастливо. Мне пора забыться.
    Как хорошо, что жизнь не возвратится.
    Как жадно я грядущее люблю!
    
    Недолгий день заметно вечереет.
    Горит закат на грани бытия.
    Я жду. Последним холодом повеет.
    Земная жизнь заметно вечереет.
    И звезд вечерних ожидаю я. 


    1915

    * * *

    Я думаю, что милые глаза
    Июльская наполнила гроза
    Предчувствием унылым.
    И на руки склонилась голова,
    И ласково беспомощны слова,
    И счастье не по силам.
    
    А если просветлеет синева,
    И ветер замирающий — едва
    Волос твоих коснется,
    Лицо свое откроешь мне в слезах…
    И жутко, под ресницами — в глазах
    Отчаянье проснется.
    
    Любимая, но дальняя, как все!..
    Нам хорошо на светлой полосе.
    Дымятся капли в поле.
    О, не страшись отчаянья, — оно
    Свежительно, как буйное вино,
    Ведь счастья нет без боли.
    
    Я думаю, что скоро ты поймешь
    Как сладко и мучительно живешь…
    И тихие надежды,
    И нежные желанья прежних снов
    Скользнут с тебя, как цепи из цветов,
    Как детские одежды. 


    1911



    Всего стихотворений: 15



  • Количество обращений к поэту: 4549





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия