Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Александр Алексеевич Богданов

Александр Алексеевич Богданов (1874-1939)




Все стихотворения на одной странице


Босоножка

Серебристо-гибкими ветвями
Никли томно в омут лозняки…
Марил зной… А на песке реки
Босоножка с синими глазами
Заплетала в косу васильки…

Я бродил… И девочку заметил
По дорожке милых детских ног…
Притаилась робко, — как зверок…
Только взгляд ее был ясно-светел,
Голубел — как нежный василек…

На шаги головку повернула…
Вспыхнул в круглых глазках огонек…
На загар здоровых смуглых щек
Жарким полднем краска полыхнула…
Ветер свеял в воду василек…

Я подумал: — Бедная сиротка!..
Места нет тебе для игр и грез…
А она мне вслед смотрела кротко,
И в воде круги чертили четко
Серебрясь на солнце — ветви лоз… 


«Пробуждение» № 22, 1912

Бродяга

Как безгранична даль!.. Какой кругом простор!..
Уходят к небесам поля мои родные…
А я?.. Затеряно потупил в землю взор,
И так теснят меня холмы сторожевые.

Скрестились впереди несчетные пути,
Где скифы вольные в былые дни бродили.
А я?.. Не знаю сам, — куда, — зачем идти?..
Могилы братские мне выход заградили…

Шуршат метелками колосья спелых нив,
Серебряной волной несется звон ковыльный, —
А мне хотелось бы, печаль страны забыв,
Припасть лицом к земле иссушенной и пыльной..

Зачем венки огней сплетает небосклон,
И брызжут весело румянцем жарким зори, —
Когда в немой тоске бегут на крутосклон
С угрюмых пепелищ и нищета, и горе?

Зачем в ночной тиши, пленительной и бледной.
Когда земля струит святую благодать,
Мне чудится вокруг все чей-то смех победный,
Злой смех насильников, мешающий дышать?

Поля мои, поля мои родные!..
По вспаханным межам бегу, а мне вослед
Смыкаются кольцом холмы сторожевые,
И звезды вещие бросают жуткий свет…


1916

В пути

Кандальный мерный звон… Поземкой вьется пыль,
Нам заметая след…
Бегут, гудят столбы… Шуршат степной ковыль…
— Возврата нет, возврата нет…

На взгорьях курослеп завядший и сухой
Роняет желтый цвет…
Стрельнул испуганно тушканчик над межой…
— Возврата нет, возврата нет…

Далеко в зелени наш тонет хуторок…
А ты… ты смотришь вслед…
Прощальный вздох нам шлешь… Не плачь!.. Наш путь далек…
— Возврата нет, возврата нет!..


«Вестник Европы» № 7, 1911

Возвращение

От ратника — привет стране бездолья…
От пахаря — поклон родным полям…
Оснежены за хатами подолья,
И даль светла — как древний чистый храм.

На изгорбях бугров — косые тени —
Поземкой заметен недавний след…
Дымком жилья чуть пахнет из селений,
И рдеет в окнах тихий, зыбкий свет…

К пришельцу-другу пес приник с ворчаньем.
И мордой тычет в грудь, и обдает теплом…
А над обоими молитвенно,— с мерцаньем —
Ночь сеет сны опаловым крылом…

Пал на холодный снег костыль точеный…
Заиндевевший стык посеребрен…
Да будет свят твой путь, пришелец обреченный!..
От Божьих нив и сел — земной тебе поклон!


1915

Две зари

Север пустынный, загадочный, хмурый и белый,
Родина мертвенных снов.
Давит унылым безлюдьем простор онемелый,
Ширь необъятных снегов.

Вымерший чум остяков золотится закатом.
Пади синеют вдали.
Рдеют лучи на песчанике буром, горбатом —
Талой земли…

Север загадочный! Зори, родящие смену!
Беглых огней череда!..
В недрах холодных пустынь ты таишь перемену, —
Или застыл навсегда?

Словно в ответ гаснет отблеск заката багровый…
В падях ломается тень…
С треском вдруг ухнули льды. Пробивается новый
Благостный день.


«Русское богатство» № 2, 1912

Над нивами

Хлестали ветры… Студили вьюги.
В солончаки вонзались плуги…
Века тяжелой и горькой доли
Легли в бурьянах бороздой,
И далеко чернеет в поле
Кусты и люди над межой…

Печально-бледен лик мертвый неба
Ломает суслик метелки хлеба…
Но тощи всходы… Земля бедна…
В дали сожженной, необъятной
Тоскливо гаснет вздох невнятный:
В колосьях ломких нет зерна…

Но минут дни… Завьюжит снова…
Захлещет ветер в полях сурово,
Пахнет голодной смертью даль,
И в снежно-рыхлые сугробы
Опустят тихо тихо гробы,
Схоронят кроткую печаль… 


«Пробуждение» № 15, 1912

* * *

Не верь дням тишины, раздумья и покоя,
Бесцветным, тягостным и горьким, как обман…
Пока сочится кровь из неостывших ран,
       Нет, не умрет былое,
Все будет вдаль манить сквозь мертвенный туман…

В молчаньи сдержанном бездомной нищеты,
В железном скрежете бессонного завода,
В толпе, таящей боль и прошлые мечты,
       Брат, уловил ли ты,
Как зреют гнев и мощь плененного народа?..

С пожарищ бедственных, — с покинутых полос,
С погостов, где врагом посеяны проклятья,
С небес, обвеянных печалью братских слез,
       Вы слышите ли, братья,
Дыханье близкое готовящихся гроз?

Не верь дням тишины, раздумья и покоя,
Они обманчивы, как предрассветный сон…
Под пеплом жертвенным не умерло былое:
       Народ не поражен,
Заветы прошлого хранит в темницах он…


1910

Песня пролетариев

Кто добыл во тьме рудников миллионы?
Кто сталь для солдатских штыков отточил?
Воздвиг из гранита и мрамора троны,
В ненастье и холод за плугом ходил?
Кто дал богачам и вино и пшеницу
И горько томится в нужде безысходной?
   Не ты ль, пролетарий, рабочий голодный?
Кто с ранней зари и до поздней полночи
Стонал, надрывался под грохот машин,
Тяжелым трудом ослеплял себе очи,
Чтоб в роскоши жил фабрикант-господин?
Кто мощно вертит колесо мировое
И гибнет бесправным, как червь непригодный?
   Не ты ль, пролетарий, рабочий голодный?
Кто гнету насилья века обрекался,
В оковах неволи боролся и жил,
Под знаменем красным геройски сражался
И кровь неповинную жертвенно лил?
О вестник победы!.. Титан непреклонный!
Ты молнии бросил из сумрака ночи...
   Вперед - на борьбу, пролетарий, рабочий!..
Пусть пламя борьбы разрастется пожаром
И бурей пройдет среди братьев всех стран!..
Твердыни насилья мы рушим недаром...
Могуч и един наш воинственный стан...
Победно мы строим мир новый, свободный...
Пусть враг нас встречает предательством черным!
   Победа близка, пролетарий голодный!..


1900

По бездорожьям

По бездорожьям нетопырь проклятый
Кружится оборотнем в жуткой тишине.
Ужасная сова ворожит перед хатой,
И волчьих глаз огни маячат на гумне.

По бездорожьям черною печалью
Проходят Немочь, Голод и Страда.
Как привидения — встают за мертвой далью,
Вонзаясь в грудь небес, стальные города.

По бездорожьям вихри и туманы,
Бугры снегов, обвалы и кресты.
Сплелися в загород колючие бурьяны…
Куда свой путь направишь, странник, ты?


«Русское богатство» № 2, 1912

Поезд

Два слитно-беглых обменных взгляда…
Отрада — встреч… Печаль — утрат…
Скитальцы-люди!.. Чего им надо?..,
О чем тоскуют?.. Куда-летят?..

Неумолимый, — гигант железный, —
Ты чье-то сердце разбил звонком…
Вернися!.. Замер крик бесполезный…
Вблизи — чужие… Молчат кругом…

Гигант — далеко… Бродяжит в поле…
Клубит поземки… Людей влечет
Быть может — к рабству, быть может — к воле…
О, только б дальше!.. Вперед, — вперед!..

Вперед, — вперед!.. Ударом стали
Спугнуть молчанье, тоску и сон…
Прорезать бездны… Измерить дали…
Рассыпать в беге и дым, и звон…

Два красных глаза во мраке рыщут,
Впилися жадно в степной простор…
Кого-то дразнят… Чего-то ищут…
Кого-то гонят из черных нор…

Змеится путь стальным извивом…
Зигзагом молний глаза скользят
По хмурым долам, по тощим нивам,
По тихим селам, по кровлям хат…

Там — память детства… Там — завтра — солнце,
Как встарь — согреет знакомый луг…
Поднялся путник… Глядит в оконце…
— Не прозвенит ли коса иль плуг?..

— Нет!.. Поздно… Тихо… Лишь сердца стуки
Звучат слышнее, чем стук колес…
Закрой оконце!.. В тоске разлуки
Не плачь о нивах!.. Не надо слез!..

Оставь в покое отцов могилы,
Где ржа и тленье кривят кресты,
Где жухнут всходы, где вянут силы,
Где задыхался во тьме и ты…

Забудь былое!.. Закрой оконце!..
К отцовским вехам возврата нет…
В чужом краю — ты встретишь солнце,
Поймешь… и скажешь: «Возврата нет…»


1909

Чернички

В полях, — за гумнами пустыми,
Где жухнут тощие хлеба,
И привиденьями больными
Чернеют риги, как гроба,
Где небо пышет мглой и зноем,
И даль томит немым покоем.

Меж ветл столетних, близ дороги
Бьет живоносный ключ. Над ним
День всходит маревом слепым,
А ночь плывет, — полна тревоги.
Весной здесь ветхий сруб оправлен,
И крест березовый поставлен…

Извечной скорбью деревень
Вздыхает степь… Порхают птички…
Порой безвестные чернички
Сойдутся полдничать под тень.
С котомками, в лаптях, в оборах…
Недуг в лице, печаль во взорах…

Из-под платков тугие косы
На плечи свисли тяжело…
Поют кондак восьмиголосый.
Простая песнь летит в село…
Никто не слышит… Тихим сном
Поникло. Пусто; степь кругом…

И гаснет безответно крик
Девичьей сиротливой доли, —
Печальной, как глухое поле,
И чистой, как живой родник…
Девичья доля каждый год
Черничкой к родникам идет…

Едва рассыплет хмель весна,
Душа пьянеет в грезах жгучих,
И по дорогам шлет страна
Недужных, порченых, падучих…
Голубит землю первоцвет,
Томит весенний смутный бред…

Быть может, у святой гробницы
Душа найдет исход тоске…
Суровый инок в клобуке
Поднимет смольные ресницы,
И усладится в кельях строгих
Любовью грешной жизнь убогих…

Меж ветл поникших и седых
Бежит родник. Порхают птички.
Пропев кондак, ушли чернички…
Никто в степи не слышал их.
Безмолвна даль… А над межой
Тяжелой хмарой виснет зной.


«Русское богатство» № 2, 1912

Школьные силуэты

Дремотно сполз в лощину перелесок.
Потушены огни… Одна горит свеча,
Качает желтый диск на вязи занавесок.
Мерцает высь небес, — как шитая парча.
А над землей, над гумнами пустыми
Плывет и липнет ночь кошмарами больными.

Застыл в окне недвижный силуэт…
Тоскует ли о чем?.. Иль грезит одиноко?
В молчании снегов ответа сердцу нет.
В безлюдии и тьме свеча видна далеко.
Стожары ввысь уйдут… Но не погаснет свет…

Во тьме родных полей свеча горит, как око…


«Русское богатство» № 2, 1912



Всего стихотворений: 12



Количество обращений к поэту: 4383





Последние стихотворения


Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

Русская поэзия