Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Александр Яковлевич Яшин

Александр Яковлевич Яшин (1913-1968)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    Босиком по земле

    Солнце спокойное, будто луна,
    С утра без всякой короны,
    Смотрит сквозь облако,
    Как из окна,
    На рощу,
    На луг зеленый.
    
    От берега к берегу
    Ходит река,
    Я слышу ее журчание.
    В ней - те же луна, луга, облака,
    То же мироздание.
    
    Птицы взвиваются из-под ног,
    Зайцы срываются со всех ног.
    А я никого не трогаю:
    Лугами, лесами, как добрый бог,
    Иду своею дорогою.
    
    И ягоды ем,
    И траву щиплю,
    К ручью становлюсь на колени я.
    Я воду люблю,
    Я землю люблю,
    Как после выздоровления.
    
    Бреду бережком,
    Не с ружьем, с бадожком,
    Душа и глаза - настежь.
    Бродить по сырой земле босиком -
    Это большое счастье!


    1962

    Вологодское новогоднее

    С новой запевкой на Новый год
    Девка на лавке веревку вьет.
    Косы у девки до полу, до пят,
    В ковте булавки - головки горят,
    Брошка на ковте, пуговки в ряд,
    Цветики на ковте...
    Добер наряд!
    
    А вьюга по окнам ставнями бьет,
    В ров за деревней набит сумет,
    Снег повсюду - не видно дров,
    И вовки воют у самых дворов.
    Гавкают собаки, боров ревет...
    
    А девка на лавке веревку вьет,
    Веревку вьет да припевку поет,
    Припевку-запевку на Новый год.
    
    "Вейся-повейся, крепка, ловка,
    Вейся, свивайся, на смерть вовкам.
    Справлю обновку, взамуж пойду -
    На эту веревку лиху беду,
    Чтобы свекровка была не зла,
    Чтобы золовка была не в козла,
    Чтоб не терять мне девичью стать,
    С милым в ладу годов не считать,
    Чтобы от сдобных печных пирогов
    Духом парным распирало кров.
    Вейся ж, свивайся..."
    
    А вьюга ревет,
    Девка на лавке веревку вьет.


    1935-1936

    Голоса весны

    Весна всему свой голос дарит:
    Воде, листве, земле - всему,
    Кострам в лесу
    И птичьей паре,
    Глазам и сердцу моему.
    Все началось с простой капели,
    И вот уже текут снега,
    И зажурчали, зазвенели
    Деревья,
    Воздух
    И луга.
    Несется плеск с речных излучин,
    В овраге ветер струны рвет,
    Весь мир разбужен
    И озвучен
    И дирижеру смотрит в рот.
    С утра в бору,
    Зачем - не знаю,
    Мну старый ягодник, траву
    И повторяю, повторяю
    Свое тревожное "ау!".
    Слух напряжен,
    И сердце бьется,
    Я, словно чуда, жду в глуши:
    Быть может, кто-то отзовется
    На музыку моей души.


    1964

    * * *

    Дым, дым окрест,
    Дым — не продохнуть,
    И глаза ест,
    И спирает грудь.
    
    Будто сумерки в дому,
    Сажа на стене.
    Весь свет в дыму,
    Вся земля в огне.
    
    Но и здесь, на войне,
    С горной высоты,
    Ярче всех огней
    Мне сияешь ты.
    
    Дым, дым окрест,
    Но в душе свет:
    Нет таких мест,
    Где тебя нет.


    1943

    * * *

    Если б ты в реку упала,
    Я бы достал до дна,
    Мне и морского вала
    Сутемень не страшна.
    
    Если б в тайгу, в берлогу
    Зверь тебя уволок,
    Я бы нашел дорогу
    Даже из ста дорог.
    
    К девятиглавому змею
    Я бы просек пути,
    Даже из рук Кащея
    Смог бы тебя спасти...
    
    В реку ты не упала —
    Тут ни при чем вода:
    В сердце ты мне запала.
    Мне — не тебе беда.
    
    И глубоки ли реки,
    Сердце не им под стать
    С этого дна вовеки
    Мне тебя не достать.


    1945

    * * *

    Жил я в доме у синих скал,
    Жил, работал время не тратил.
    Поутру окно открывал,
    Закрывал перед сном, на закате.
    
    Нынче помню только одно:
    Ты с горы, как с неба, сходила.
    Я не мог затворить окно,
    И пошло все не так, как было.
    
    Был закат — занялся восход
    На четыре стороны света,
    Снова птицы снялись в полет,
    Зашумел полуденник ветер,
    
    Ожил лес, ожила вода.
    Ты спускалась с горы по краю...
    Будь я даже слепым —
    И тогда
    Я тебя увидел бы, знаю.


    Запасаемся светом

           Федору Абрамову
    
    В край добра и чудес
    С прежним рвусь интересом.
    Я из тех самых мест,
    Где семь верст до небес
    И все лесом
    Да лесом;
    
    Где в затонах озер
    Лебединые крепи,
    Тундры снежной простор -
    Вроде южные степи;
    
    Где ветров ералаш
    Да суметы по пояс
    И, как пригород наш,
    За Архангельском —
    Полюс.
    
    У полярных широт
    Быт порою неласков,
    Не всегда мед течет
    По усам
    Даже в сказках.
    
    Грех на море пенять —
    Рыбы вдоволь,
    А все же
    Золотую поймать
    Не случалось,
    Не можем.
    
    Не всегда на обед
    Апельсины
    И дыни.
    Неразменных монет
    Тоже нет и в помине.
    
    Рукавицы в мороз
    Прикипают к ладоням.
    С храпом тянут свой воз
    И олени
         и кони.
    
    Слава наша хрупка,
    Вечны только мерзлоты...
    Но моим землякам
    Любы эти широты.
    Ночи долги невмочь,
    Но зато мы уж летом
    На всю зимнюю ночь
    Запасаемся светом.


    1963-1964

    * * *

    И что из того, что уходят года
    И не было в жизни спокойного дня,
    Что стали страшить дожди, холода!
    Как солнечный свет, как живая вода
    Твоя любовь для меня.
    
    А горе бывало так велико —
    Размолвки, обиды давили грудь...
    Но как это все теперь далеко!
    Да разве живая вода легко
    Давалась кому-нибудь?!


    Лесные дуги

    О, эти дуги над дорогой
    В краю синиц,
    В краю клестов,
    В краю снегов!
    Их очень много,
    Как над Москвой-рекой мостов!
    
    Нет, не медведи дуги гнули,
    Не леший,
    Не лесовики.
    Мороз стоял на карауле,
    Лес обряжая в башлыки.
    
    И ветер дул,
    И по неделе,
    Ворвавшись в строй молодняка,
    Свистя, матерые метели
    С землей месили облака.
    
    И как под тяжестью вселенной,
    От напряжения белы,
    То постепенно,
    То мгновенно
    Сгибались тонкие стволы.
    
    Когда ж стихали шум и вьюга —
    Лес был неистово красив,
    Все дива севера и юга
    В себе одном соединив.
    
    Казалось, под давленьем света
    Свисали ветви сосен вниз.
    Вершины елей, как ракеты
    Под небом праздничным, рвались.
    
    И всюду дуги, дуги, дуги —
    Снегами стянуты концы:
    Чуть тронь —
    И вскинутся упруго
    И запоют колокольцы.
    
    И всюду ходы, переходы,
    Валы и рвы зимы само
    й...
    
    И я —
    Сам бог и царь природы —
    Вхожу под эти чудо-своды
    Почти испуганный,
    Немой.


    1962

    Мать

    Нашумела, накричала,
    Настегала чем попало:
    — Все постыло! Сил не стало!
    Нет от вас житья!—
    Села в угол, зарыдала
    И просить прощенья стала...
    Просто очень ты устала,
    Бедная моя!
    Не волнуйся, успокойся,
    Вот тебе вода — умойся,
    Отдохни,
    За нас не бойся,—
    Подрастет семья!
    Ну, прибила,— что ж такого!
    Не со зла ведь,
    Не чужого...
    И зачем же слезы снова,
    Добрая моя?!


    1958

    Не только слова

    В несметном нашем богатстве
    Слова драгоценные есть:
          Отечество,
          Верность,
          Братство.
    А есть еще:
          Совесть,
          Честь...
    Ах, если бы все понимали,
    Что это не просто слова,
    Каких бы мы бед избежали.
    И это не просто слова!


    1957

    О дружбе

    Печальна участь одинокого,
    А нелюдимого — вдвойне
    Во время странствия далекого,
    В дни испытаний,
    На войне.
    
    Пусть радости необычайные
    К тебе вдруг хлынут на порог —
    Покажется еще печальнее,
    Что ты друзей нажить не смог.
    
    Все не под силу:
    Дом не выстроить,
    Хорошей песни не сложить,
    В нужде и в горе дня не выстоять
    Как без друзей на свете жить?


    1944-1946

    Огонёк

    Светлячок во мгле —
    Огонек в лесах.
    Может, он на земле?
    Может, в небесах?
    
    Может, свет костра
    Мерцает вдали?
    Может, звездочка —
    Сестра
    Нашей земли?
    
    В бесконечной ночи
    Тьма густа, пуста.
    Но не меркнут лучи
    Светлого поста.
    
    Изнемог,
    Сбился с ног,
    Но горит впереди
    Огонек,
         огонек —
    Свет в моей груди.


    1962

    Память

    По вологодскому Заречью
    Бродил я вечером,
    Как вдруг
    Счастливый кто-то
    Мне навстречу
    Метнулся с криком:
    — Здравствуй!.. Друг!..
    Забыл?..
    — Да нет же!— отвечаю
    И что-то мямлю про года,
    А сам мучительно гадаю:
    Где с ним встречался и когда?
    
    Лицо знакомо, голос тоже...
    И как неловко стало мне,
    Когда припомнил, сколько прожил
    Я с ним в окопах на войне.
    
    А то еще — оторопею
    И, как собрату своему,
    Отъявленному лиходею,
    Бывало, крепко руку жму.
    
    Все чаще память изменяет,
    Подводит.
    Вот опять — пробел...
    Но из нее не исчезает,
    Что сам бы я забыть хотел,—
    
    Такое, что душе не мило,
    Чего нельзя себе простить,
    Что, к сожаленью, в жизни было,
    Хоть не должно бы вовсе быть.
    
    Нередко правдой поступался,
    Не делал все, что сделать мог,
    И обижал,
    И обижался,
    Помочь хотел, а не помог.
    
    Дурным поступкам нет забвенья,
    Да и прощенья нет,
    Когда
    Их судишь сам без снисхожденья,-
    На свете горше нет суда.


    1958

    Поле

            О, поле, поле!..
    
                          А. Пушкин
    
    Где конец его и где начало?
    За два дня вокруг не обойдешь.
    Рожь лежит: не ветром укачало -
    Танки с глиною смешали рожь.
    
    Здесь они, склонив стволы, стояли,
    Как слоны в озерных тростниках,
    Только птицы к ним не подлетали,
    Не роились мухи на боках.
    
    Трупы, загнивающие в яме,
    Ржавые винтовки и штыки,
    Желтый ров с размытыми краями,
    Словно русло высохшей реки.
    
    Гильзами забитые окопы,
    Черепки яичной скорлупы,
    Проволокой спутанные тропы,
    И, как трупы, желтые снопы...
    
    Полюшко родное!
    Светлый воздух,
    Политая потом грудь земли.
    Уцелели радуги да звезды...
    Чистым полем варвары прошли.
    
    Мы стоим - бушлаты нараспашку:
    - Ничего! Крепитесь, моряки!
    Час придет - возьмемся за распашку:
    Нам и поле поднимать с руки.


    Пустырь

    Сколько лет мы видим этот дом —
    Ни куста, ни деревца кругом.
    
    Своего соседа не пойму.
    Как же так:
    Весь век в своем дому,
    На земле родной,
    Землею жить —
    И не знать ее, не полюбить?
    Очень занят? Некогда ему?
    
    Хоть бы раз он руки натрудил:
    Если ни цветов, ни деревца,
    Хоть бы редьку, что ли, посадил.
    Вырыл бы канавку у крыльца:
    В дождь не лужи были бы — ручей..
    
    Самых правильных его речей
    Не могу дослушать до конца:
    Вдруг встает перед глазами дом
    И пустырь...
    Сухой пустырь кругом.


    1958

    Рогатый Пегас

    А я не тружусь?
    Чуть брезжит рассвет —
    Как дояр, сажусь
    На свой табурет.
    
    Как дояр —
    Терпенья
    Хоть отбавляй:
    Ведро в колени
    И — ну давай!
    
    За словом слово
    В строфу сую.
    И впрямь корову
    Сижу дою.
    
    Беру в кулаки
    Тугие соски,
    Четыре струи —
    Четыре строки.
    
    То с пеной, со звоном
    Идут слова.
    То приглушенно,
    Едва, едва.
    
    Большой надой —
    Молоко с водой,
    Строка жидка,
    Говорят:
    От быка!
    
    А чуть запустил,
    Не часто дою,
    Кричат:
    Присушил
    Строку и струю.
    
    Корова,
          рога
    До земли клоня,
    Как на врага
    Глядит на меня.
    
    Вот-вот в бедро
    Шибанет ногой,
    Свернет ведро,
    Разольет надой.
    
    Косится,
    Бычится
    Рогатый Пегас.
    У бедной сочится
    Тоска из глаз.


    1968

    Романтик

    Юноша, окончив ФЗО,
    Получил на Волгу направленье.
    Провожала вся семья его,
    Девушки смотрели со значеньем.
    
    Говорили сверстники:
    — Везет,
    И везет же человеку в жизни!
    Чуть из школьных вырвался ворот,
    И уже — на стройку коммунизма!..
    
    Берег в грузах, да сосняк густой.
    Только начинается работа...
    Ехал каменщик на гидрострой
    И на мир смотрел как с самолета.
    
    Думал сразу бригадиром стать...
    Дали парню самое простое:
    Глину рыть да кирпичи таскать,—
    Как везде, жилье сначала строить.
    
    Комары, камыш береговой...
    Первый тракт в лесах едва проторен.
    А хотелось написать домой
    О дворцах,
        о чудесах,
              о море.
    Будет все!
    Но нет терпенья ждать.
    И в обед, устроившись под елкой,
    Начинает паренек писать
    О звенящих проводах над Волгой.
    
    ...Раздались седые Жигули,
    Раскаленная вода клокочет,
    Дня уже не отличить от ночи,
    Вздыбленного неба от земли...
    Он иначе и писать не хочет.
    
    Сам поверил, срокам вопреки,
    Что уже кладут бетон в быки.
    Под ногами море заблистало,
    И вода соленой будто стала...
    
    Так, бывало, хлопец в дни войны
    Видит героические сны
    И, еще не испытав боев,
    Как бывалый воин сообщает,
    Что все дни в походах,
    Жив-здоров
    И, как должно, всем того желает.


    1951

    Спешите делать добрые дела

    Мне с отчимом невесело жилось,
    Все ж он меня растил -
    И оттого
    Порой жалею, что не довелось
    Хоть чем-нибудь порадовать его.
    
    Когда он слег и тихо умирал,-
    Рассказывает мать,-
    День ото дня
    Все чаще вспоминал меня и ждал:
    "Вот Шурку бы... Уж он бы спас меня!"
    
    Бездомной бабушке в селе родном
    Я говорил: мол, так ее люблю,
    Что подрасту и сам срублю ей дом,
    Дров наготовлю,
    Хлеба воз куплю.
    
    Мечтал о многом,
    Много обещал...
    В блокаде ленинградской старика
    От смерти б спас,
    Да на день опоздал,
    И дня того не возвратят века.
    
    Теперь прошел я тысячи дорог -
    Купить воз хлеба, дом срубить бы мог.
    Нет отчима,
    И бабка умерла...
    Спешите делать добрые дела!


    1958

    * * *

    Ты такое прощала,
    Так умела любить,
    Так легко забывала,
    Что другим не забыть;
    
    На такие лишенья
    С отрешенностью шла,
    С чисто русским терпеньем
    Крест свой бабий несла;
    
    Так душой понимала
    Боль его и беду,
    Что, конечно, бывала
    И в раю и в аду;
    
    И ни вздохов, ни жалоб —
    Было б счастье в дому:
    Даже смерть оправдала б
    И простила б ему.
    
    Только лжи не стерпела,
    Лжи одной не снесла,
    Оправдать не сумела
    И понять не смогла.


    1959

    Утром не умирают

    Даже представить трудно,
    Как я смогу опять
    С вечера беспробудно,
    Без сновидений спать.
    
    Страшно, что сил не хватит
    Выдержать до утра.
    Сядьте на край кровати,
    Дайте руку, сестра!
    
    Все, кто болели, знают
    Тяжесть ночных минут...
    Утром не умирают,
    Утром живут, живут...
    
    Утро раздвинет стены,
    Окна откроет в сад,
    Пчелы из первой смены
    В комнату залетят.
    
    Птицы разбудят пеньем
    Всю глубину двора,
    Чей-нибудь день рожденья
    Будут справлять с утра.
    
    Только бы до рассвета
    Выдюжить как-нибудь...
    Утренняя газета
    В новый поманит путь.
    
    Да позвонят из дому,
    Справятся:
            "Как дела?"
    Да навестит знакомый...
    Только бы ночь прошла!
    
    Тени в углах растают,
    Тяжесть с души спадет,
    Утром не умирают -
    Солнце начнет обход!


    1954-1955

    * * *

    Что нам тысячи километров!
    Имя вслух мое назови —
    И домчится, как песня, с ветром
    До окопов голос любви.
    
    Я сквозь грохот тебя услышу,
    Сновиденья за явь приму.
    Хлынь дождем на шумную крышу,
    Ночью ставни открой в дому.
    
    Пуля свалит в степи багровой —
    Хоть на миг сдержи суховей,
    Помяни меня добрым словом,
    Стынуть буду — теплом повей.
    
    Появись, отведи туманы,
    Опустись ко мне на траву,
    Подыши на свежие раны —
    Я почувствую, оживу.


    1943

    * * *

    Я давно на родине не был,
    Много в сердце скопил тоски.
    Вьются ласточки в синем небе —
    Реактивные «ястребки».
    Потеснило утром туманы —
    И село открылось вдали.
    Над Москвой — подъемные краны,
    Здесь — колодезные журавли.
    Гонят скот на лесные заимки
    Босоногие пареньки.
    Как речные трамваи в Химках,
    Басовито мычат быки.
    За домами, в конце порядка,
    Ближе к берегу Юг-реки —
    Молодежная танцплощадка,
    А для школьников — Лужники.
    На ветру многоцветные шали,
    То косынка, то сарафан,
    Будто флаги на фестивале
    Всех великих и малых стран.
    Рад всему, что впервые вижу.
    Парни наше село порой
    В шутку сравнивают с Москвой:
    Дескать, только дома пониже
    Да, конечно, асфальт пожиже,—
    Больше разницы никакой.




    Всего стихотворений: 23



  • Количество обращений к поэту: 4475





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия