Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений
Переводы русских поэтов на другие языки

Русская поэзия >> Дмитрий Лаврентьевич Михаловский

Дмитрий Лаврентьевич Михаловский (1828-1905)


  • Биография

    Все стихотворения на одной странице


    Думы и грезы

    Моя дума всё вдаль порывается,
    Пока смерть не сомкнула мне вежд;
    Сердце всё еще глупо цепляется
    За обломки разбитых надежд.
    
    И, горя непонятною верою,
    Всё не хочет расстаться оно
    С тем, что разум безумной химерою
    И мечтою назвал уж давно.
    
    Так, порой лучезарным видением
    Очарованы в сладостном сне,
    Говорим мы потом с сожалением:
    "Это были лишь грезы одне!"
    
    Но упорно, с тоскливым желанием,
    Возвращается сердце не раз
    К этим грезам, что чудным сиянием
    На минуту наполнили нас...


    <1896>


    * * *

    Когда ты хочешь трезвым взглядом
    Смотреть на жизнь и на людей,
    Не украшай ты их нарядом
    Живой фантазии своей.
    
    Не помышляй, чтобы на свете
    Был для великих душ простор,
    Что их дела не тонут в Лете,
    Что свят потомства приговор.
    
    Не думай, чтобы мощный гений
    Всегда с безумьем вел борьбу,
    Чтоб ряд позорных преступлений
    Вел всех к позорному столбу.
    
    Не создавай себе обманов,
    Не представляй в уме своем
    Эффектной битвой двух титанов
    Борьбу добра с могучим злом.
    
    Увы! великие душою
    Встречают тысячи преград,
    Их путь покрыт глубокой тьмою,
    Их сердце скорби пепелят.
    
    Потомство с глупым ослепленьем
    Позорит иль не признает
    Тех, чьим великим вдохновеньем
    И чьими жертвами живет.
    
    А гений часто не стыдится
    Быть пошлой глупости рабом
    И, льстя безумию, гордится
    Своим дурацким колпаком.
    
    Гигант страдает от пигмея,
    Властитель гибнет от раба,
    И часто гнусного злодея
    Венчает лаврами судьба...
    
    Не солнцем ярким после ночи
    Святая правда восстает,
    И света, блещущего в очи,
    На темный мир она не льет.
    
    Она порою лишь мелькает,
    Ее так редко видим мы, -
    Она блестит и исчезает
    Как луч минутный в бездне тьмы,
    
    Как в тучах светлые полоски,
    Как отраженье звезд в волне,
    Как фосфорические блестки
    На черной моря глубине...


    <1896>


    Кошмар

    Тени мрака мне в душу вошли...
    Ночь грозит мне, чело свое хмуря,
    Небо давит, и где-то вдали
                         Воет буря.
    
    Точно слышу унылый я звон, -
    Он рыданьем в душе отдается...
    Что за странный в уме моем сон
                         Создается?
    
    Вправду ль сон? Только бездна кругом,
    Только я шевельнуться не смею
    И в глубоком бессильи моем
                         Цепенею...
    
    О тоска, беспощадный палач!
    То твои похоронные звуки,
    Твоя тьма, твоя бездна, твой плач.
                         Твои муки.
    
    И куда мне уйти от них прочь?
    Света нет, пропасть мрака безбрежна, -
    И меня охватившая ночь
                         Безнадежна...


    <1896>


    Кубок жизни

    Вариация на мотив из Лонгфелло
    
    Я выпил кубок жизни нашей,
    Всё испытал, всё перенес,
    И над пустой сижу я чашей,
    С глазами, тусклыми от слез.
    
    В ней нектар не играл душистый
    И не лилась через края,
    Сверкая пеной золотистой,
    Восторгов пламенных струя.
    
    В ней было много влаги жгучей,
    Что как фонтан из сердца бьет,
    Когда порыв скорбей могучий
    Его на части разорвет.
    
    Горька была мне эта влага!
    Напрасно думал я найти
    Мне в грезах снившиеся блага
    Среди житейского пути.
    
    Но в чаше мрачного страданья,
    Тревог и горестей моих
    Я замечал порой сверканье
    Каких-то искор золотых...
    
    Те искры весело сверкали,
    Волшебный жар в себе тая,
    И чудным блеском покрывали
    Поверхность мутного питья.
    
    Во мне являлся сил избыток,
    И, в жажде сердца моего,
    Я пил отравленный напиток,
    Забыв о горечи его.
    
    Душа внезапно озарялась,
    Весь мрак куда-то исчезал,
    И сердце сладко волновалось:
    Я грезил, веровал, мечтал.
    
    Минутно было опьяненье,
    Мгновенно гас мгновенный свет...
    Теперь - настало пробужденье,
    Теперь - и этих вспышек нет!
    
    Жизнь пронеслась, как сон несвязный,
    Претит мне хмель ее вина,
    И вижу я осадок грязный
    В той чаше, выпитой до дна...
    


    <1881>


    Мечты и действительность

       На мотив из Э. Манюэля
    
    Вы, зиждители нового зданья,
    Изыскатели новых путей,
    Вы, светила добра и познанья,
    Провозвестники радостных дней;
    
    Вы, что истину в сердце носили,
    Вы, герои духовной борьбы,
    Что свой мозг так упорно трудили
    Над загадками нашей судьбы!
    
    Моя дума за вашей летала,
    Она вашею мыслью жила
    И нередко себя вопрошала:
    Где источник безумья и зла?
    
    Отчего, лишь в насилие веря
    И в потемках блуждая весь век,
    Превращается в Дикого зверя,
    В неразумную тварь человек?
    
    Но восходит заря молодая
    Так прекрасно, роскошно, светло,
    Лучезарный свой свет проливая
    С высоты и на наше чело.
    
    Это ваша заря засияла,
    Слышим вашу мы кроткую речь!
    Превратим же мечи на орала,
    Разобьем ненавистный нам меч!
    
    Царство бога уже наступает,
    Ветхий мир возрождается вновь, -
    Не враждою, что всё разрушает, -
    Возродит его только любовь!
    
    Но... чу! Воздух ночной всколебался...
    Или это пригрезилось мне?
    Страшный грохот орудий раздался,
    Залп за залпом в ночной тишине...


    1881


    На берегу моря

    Солнце ярко блещет, море тихо плещет,
    Небо нежит взоры теплой синевою...
    С сладостною ленью я прилег под тенью,
    Под обросшей мохом серою скалою.
    
    В этот полдень знойный, с негою спокойной,
    Я хочу природой только любоваться;
    Голубое море! на твоем просторе
    Я теперь желал бы в челноке качаться.
    
    Но челнок далёко, море так глубоко,
    С веслами не слажу, править не умею,
    Берег так пустынен, к дому путь мой длинен...
    И лежу один я с думою своею.
    
    В апатии праздной, под однообразный
    Говор волн, что плещут, пенясь и сверкая,
    Дума эта дремлет, смутно морю внемлет,
    Как под песню няни, тихо засыпая...
    
    Спи же, спи же, дума, чтоб не слышать шума
    Бури и тревоги, что во мне таится!
    Позабудь заботы, от своей работы
    Отдохни, чтоб силой свежей обновиться.
    
    Силы много надо; сон - одна отрада
    Для души, изнывшей в муке беспредельной,
    Усыпи мне, море, бешеное горе
    Надолго своею песнью колыбельной!
    
    Чтоб среди забвенья чудные виденья,
    Радужные грезы ум мой наполняли,
    Чтобы небо это, солнце с блеском света
    В глубину больного сердца проникали;
    
    Чтоб оно готово было к битве снова,
    С силами собравшись, только что проснется, -
    Как тот парус белый, что с надеждой смелой
    По волнам коварным весело несется.


    <1896>


    После битвы

    Даль была окутана серыми туманами;
    Шел я спотыкаючись, весь покрытый ранами;
    И ручья холодного струйкою гремучею
    Утолить надеялся жажду мою жгучую.
    
    Видел я поблизости эту струйку чистую
    Ручейка, бежавшего с пеной серебристою, -
    Падал он каскадами и пустыню голую
    Оглашал, играючи, песенкой веселою.
    
    И к нему тащился я... Дух изнемогающий
    Я в себе поддерживал мыслью ободряющей,
    Силой воли гаснувшей и желанья жадного, -
    Но не мог добраться я до ручья прохладного.
    
    Я упал беспомощно... В мыслях всё смешалося:
    Новое и старое, что вдали осталося,
    Образы минувшего, всё мной пережитое,
    Поле одинокое, трупами покрытое,
    
    Эти лица мертвые, звезды, ночь холодная,
    Зной затем полуденный и земля бесплодная,
    Путь по ней, мной пройденный, ручейка журчание -
    И от жажды бешеной жгучее страдание...


    <1896>


    * * *

    Протестуй, пока ты в силах,
    Свеж и громок голос твой,
    Протестуй, пока есть в жилах
    Капля крови молодой!
    
    Опыт жизни, время, лета
    Сердце медленно черствят,
    Подчиняют воле света,
    С злом и пошлостью мирят.
    
    И, дряхлея постепенно
    Средь житейской суеты,
    Как все люди, несомненно,
    Примиришься с нею ты.
    
    Иль бессильно пред судьбою
    Склонишь голову свою
    И почувствуешь с тоскою,
    Что не воин ты в бою.
    
    Может быть, твой ум свободный
    Блеск свой прежний сохранит.
    Но к чему тот блеск холодный.
    Если сердце догорит?
    
    Без его огня и страсти
    Ум бессилен и несмел:
    Это - царь, лишенный власти,
    Вера мертвая без дел!
    
    Протестуй! Не то ты скоро,
    Точно вол, свой воз попрешь
    И, в сознании позора,
    Под ярмом своим вздохнешь.


    <1876>


    * * *

    Со знаменем любви и мира
    Идут их кроткие сыны
    На беспощадного кумира
    Вражды, раздора и войны.
    
    Насмешками их мир встречает,
    И, в ослепленьи вековом,
    Он фимиамы воскуряет
    Пред кровожадным божеством.
    
    Везде мечи, и кровь, и пламя,
    И меркнет вечный правды свет.
    Ее сияющее знамя
    Окрасилось в пурпурный цвет...
    
    И даже те, что жаждут мира
    И проповедуют любовь,
    Ждут благ от этого кумира
    И льют, во имя братства, кровь...


    <1891>


    * * *

                 1
    
    Что ты волнуешься, мятешься,
    Тревогой вечною томим?
    Куда неудержимо рвешься
    Ты сердцем жаждущим своим?
    
    Какое радужное знамя
    Тебя сквозь мрак густой манит?
    Какая искра, что за пламя
    Еще в груди твоей горит?
    
    Ужель тот злобный, мрачный гений,
    Что путь твой тернием покрыл,
    Не мог унять твоих стремлений,
    Твоих кумиров не разбил?
    
    Скажи мне, в чем твоя опора,
    Где тайна бодрости твоей,
    Огнем сверкающего взора
    Среди напастей и скорбей?
    
                 2
    
    К чему стремлюсь и чем согрета
    Моя трепещущая грудь?
    Я жажду правды, жажду света
    И направляю к ним свой путь.
    
    Тот путь тяжел; но средь страданья
    Я головы не преклоню:
    Опора мне - воспоминанья,
    Что я в душе своей храню.
    
    Как солнца свет, как звезды ночи,
    Они сияют мне во тьме,
    Слезами наполняют очи
    И будят мысль в моем уме.
    
    Их благодатное сиянье
    Отраду, бодрость в душу льет,
    Внушая сердцу упованье.
    Что в мире правда не умрет.
    
    Я знал людей добра и света,
    И мысль о них меня живит,
    Вот чем душа моя согрета.
    Вот отчего мой взор горит!


    1880




    Всего стихотворений: 10



  • Количество обращений к поэту: 5051





    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия