Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений
Переводы русских поэтов на другие языки

Русская поэзия >> Алексей Алексеевич Ачаир (Грызов)

Алексей Алексеевич Ачаир (Грызов) (1896-1960)


    Все стихотворения на одной странице


    Верую!

    Визгами осенними,
    Бликами и тенями
    Громыхают, лязгая,
    Грузы-поезда.
    Саваном окутаны,
    Лентами опутаны,
    Сумеречной ласкою
    Шелестят года,
    Голубые, серые:
    – «Веруешь ли?»
    – Верую!..
    Вихрь летит карающий,
    Вздыбленный, как шквал...
    Где-то рельсы – сходятся...
    Бог мой, Богородица!
    Предо мной зияющий,
    Огненный провал.
    Черным сном потушенным,
    Хриплым и придушенным,
    Паром отуманенным,
    Под каймой луны –
    Стонет и колеблется,
    Как лампадка теплится, –
    Догорает, раненый,
    Огонек весны...
    А другой рождается;
    Тихо разгорается,
    Пурпуром и заревом
    Робко осиян.
    Мчатся тучки белые:
    – «Веруешь ли?»
    – Верую.
    За рассветным маревым
    Дремлет Океан!


    1924


    Молитва

    Прошептал: «Нету силы, милый!..»
    И навеки закрыл глаза.
    А глаза – восковые дыры,
    И на них – как печать – роса...
    
    В остывающем тихо трупе
    Где-то билась жизнь, глубоко...
    Ах, кто крепко и верно любит –
    Знать тому уйти не легко.
    
    Я ушел одинокий, нищий,
    Словно счастье свое убил,
    На суровом бросив кладбище
    Дорогую из всех могил...
    
    Пролетели года, тускнели...
    Божий мир – без края – велик...
    Но прошептанный – диким зельем –
    Разгорелся, как пламя, крик:
    
    «Нету сил, нету силы, милый!..»
    И, как дыры, глядят глаза,
    На руках багровеют жилы,
    И на них – как печать – роса...
    
    Потому ли вспомнил, до срока,
    Дорогую из всех могил,
    Что я сам попросил у Бога
    Не лишать меня в горе сил?


    1924


    Обретенная Русь

    Сибирские пашни...
    Кремлевские башни...
    И знойный в песках Туркестан...
    Над русской равниной призыв журавлиный...
    А сердце твердит: – Перестань!
    Зачем себя мучить?..
    Теперь твоя участь –
    мир весь твой велик и богат.
    С тобою в котомке –
    родные обломки,
    будь этому малому рад.
    Что в тайне – то в силе;
    попробуй осилить
    и вытравить жизнью любовь.
    И вижу я... что же? –
    что родину... Боже! –
    имеет на свете любой.
    И ценит, и нежит,
    и реже и реже
    по-русски мне жизнь говорит.
    И бьются в котомке
    немые обломки,
    комочки родимой Земли...
    Но этой весною
    что стало со мною?
    Родился, проснулся я – что ль?
    Не надо мне шири
    в прекраснейшем мире,
    ни призрачных сказочных воль!
    Я – присно и ныне –
    любовь свою вынес
    и сбросил запястья оков;
    свободнее зверя,
    надеюсь и верю –
    в Россию, во веки веков.
    И радуюсь звонко,
    и плачу я горько,
    и сердцем восторженно рвусь
    к тебе, мое солнце,
    к тебе, моя зорька,
    в миру обретенная Русь!


    1931


    Оставить дом..

    Оставить дом, чтоб не иметь, где жить...
    Что может быть печальнее, скажи?
    Забыть язык, забыть отца и мать...
    Кто станет нас любить и понимать?
    Идти к чужим, высматривая зло,
    как им в судьбе счастливой повезло.
    Поведать им, что стал и нищ, и слаб.
    Чтоб услыхать: – А ты что делал, раб?
    Сломать мечту, затихнуть, отойти.
    И – что кто-то пал, ненужный никому?
    Идет корабль без компаса ко дну,
    и человек, забыв свою страну.
    Как жадный змей, жизнь раскрывает рты.
    – Не отступлю! Ни шагу, ни черты!
    Земля моя и верю – ждет меня.
    Благословляю свет и радость дня.
    В душе звучат напевы детских дней,
    семьи моей. Молюсь, мой друг, о ней.
    Благодарю за трудный путь земной,
    за Божий хлеб, за небо надо мной.
    За – счастья мне отпущенную меру.
    За молодость, за верность и – за веру.


    1932


    Пасха

    В оранжевом свете
    пылающих свечек –
    старинные ризы.
    В цветные оконца
    закатного света
    лучи золотые.
    Стоянье. Двенадцать
    гудящих посланий –
    в вечерние шумы.
    Апрельская свежесть.
    Прохлада и нежность.
    И светлые лица.
    Какое вниманье,
    какое волненье,
    величье какое...
    Застывшие капли
    душистого воска
    на теплых перчатках...
    И в ночь Воскресенья
    в раскрытые двери –
    Прекрасная Пасха.
    А с ней всю неделю – поющие звоны
    и краски, и солнце.
    О, дальнее детство!
    О, близость любимых!
    О, Русь дорогая!


    1936


    Священник

    Брели к нему. Ползли к нему на брюхе
    вслед за двуногими – без ног, калеки.
    Кругом плескались, голубея, реки;
    по ним неслись смоленые плоты.
    Все шло к нему. Все шли к нему.
    И звери смотрели меж деревьев, тихо воя...
    А он стоял один у аналоя
    в дырявой рясе – в солнце нищеты.
    Деревья и цветы клонились долу
    перед рабом Господним, сыном Бога,
    чья жизнь была и власть была – убога;
    любовь была безмерна и ясна.
    Невиданное зрелище творилось:
    пред юношей-священником, рыдая,
    весь мир лежал, вся наша Русь святая,
    религии ее и племена.
    И торжеством и силой Православья
    блистала высь и в выси птичье пенье, –
    все славило его благословенье
    и счастие, рожденное из слез...
    День пролетел... Темнела ночь. И звезды,
    и месяц видел, и видали ели
    убогого в подвижнической келье,
    священника – благословлял Христос.


    1934




    Всего стихотворений: 6



    Количество обращений к поэту: 5106




    Последние стихотворения


    Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

    Русская поэзия