Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений

Русская поэзия >> Сергей Львович Рафалович >> Три веры


Сергей Львович Рафалович


Три веры


Свершив далекий путь, стоял он на вершине.
У ног его паслись густые облака;
Повисла трепетно с скрижалями рука,
И взгляд его застыл в неведомой кручине.
 
Он думал о былом. Избранником небесным,
Пророком и Святым народ его считал;
Он шел, — и мир земной ему казался тесным;
Преград не ведал он, могучий, — и устал.
 
Учил он истине небесной откровенья,
Учил любви к Творцу и пораженью зла,
И веры требовал и ждал повиновенья,
И речь его в сердцах живой огонь зажгла.
 
Но сам не ведал он ни радости, ни счастья,
Не знал борьбы со злом, был чужд ему порок,
Не пронеслись над ним любви земной ненастья;
И был он до конца велик, но — одинок…
 
Он думал о годах, ушедших без возврата,
О том, что он отверг, что испытали все;
И счастье и мечты, возможные когда-то,
Вставали перед ним в заманчивой красе.
 
И на горе Небо́, склонив свои скрижали,
Где именем Творца начертан был закон,
Стоял он в первый раз сомненьем поражен…
А люди на земле молились и дрожали…
 
 
В пустыне девственной, под небом голубым,
От суеты людской скрывался Сакья-Муни;
Былых веков обман рассеял он как дым,
И речи мудрые твердились им не втуне.
 
Учил он пламенно, что это бытие —
Обман, исполненный страданья без исхода;
И много долгих лет учение свое
Носил он по земле с заката до восхода:
 
Лишь в отречении блаженство без границ,
Лишь в нем одном цель жизни достижима,
И счастье в красоте не гаснущих зарниц
Познавшего манит к себе неудержимо…
 
В пустыне девственной, под небом голубым,
Стоял он погружен в немое созерцанье:
Не видел солнца он, ни звезд ночных мерцанья,
И стал он миру чужд и чужд страстям земным.
 
Но поздней осенью, бессильная, больная
Тигрица не могла детенышей вскормить.
И, стонам матери страдающей внимая,
Мышленья долгого утратил Будда нить;
 
Земные мысли он рассеял как туманы;
Но, мыслию земною снова отвлечен,
Стоял он в первый раз сомненьем поражен…
А люди верили и жаждали нирваны…
 
 
Средь тишины ночной бродил Он одинок.
Под сению олив ученики уснули,
Лишь звезды первые над чащею блеснули,
И тканью серебра заискрился поток.
 
Лишь Он один не спал. Великое ученье
Забросил Он в сердца нетлеющим зерном;
Исполнил Он свое земное назначенье
И рассказал земле о мире неземном.
 
Учил Он о благом и милосердном Боге,
Прощающем людей за тяжкие грехи,
Учил любить врагов, и нищим по дороге
Как братьям помогать с радушием любви.
 
Учил о царстве Он безоблачного мира,
Где скорби нет, ни слез мучительных, ни зла,
Где праведный найдет неведомого мира
Блаженство вечное за добрые дела.
 
Он страждущим в раю сулил успокоенье
И правосудие всесильное Творца;
И в символе святом тернового венца
Он вере и любви готовил воплощенье.
 
И, голову склонив, молитву Он шептал.
Земля покоилась, и все кругом молчало;
И кто-то — только Он молиться перестал —
Пред Ним грядущего приподнял покрывало.
 
И там увидел Он терзанья без числа,
И правду попранной коварством или силой…
И закричать хотел: за гробом жизнь светла;
Но непроглядный мрак сгустился за могилой.
 
Средь тишины ночной стоял недвижим Он…
Кругом грядущего готовилися всходы…
И был Он в первый раз сомненьем поражен…
А на слова любви шли дальние народы. 

Сборник «Весенние ключи», 1901

         Сергей Рафалович


Другие стихотворения поэта
  1. Отцветшее
  2. Шесть ронделей
  3. Два друга
  4. Credo
  5. Пьеро


Все стихотворения поэта


Распечатать стихотворение Распечатать стихотворение





Читайте также:

Количество обращений к стихотворению: 637





Последние стихотворения


Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

Русская поэзия