Русская поэзия
Русские поэтыБиографииСтихи по темам
Случайное стихотворениеСлучайная цитата
Рейтинг русских поэтовРейтинг стихотворений
Переводы русских поэтов на другие языки

Русская поэзия >> Елена Яковлевна Данько >> Ваза богдыхана


Елена Яковлевна Данько


Ваза богдыхана


Легенда

I. Кин-Те-Чен

Много лет назад -- в Китае, 
Где гранат весь год цветет, 
Где над морем золотая, 
Как лимон, луна встает. 
Где под снегом дремлют горы, -- 
Был в кольце зубчатых стен 
Неприступный древний город, 
Славный город Кин-Те-Чен. 
Моряки из стран далеких, 
Чтоб на город тот взглянуть, 
По большой реке с Востока 
В Кин-Те-Чен искали путь. 
И, забыв свой край веселый, 
Для чудес чужой земли, 
Итальянец Марко-Поло 
Там причалил корабли. 
Но железные затворы 
Не скрипели у ворот, -- 
Чужеземцам в древний город 
Запрещен был въезд и вход. 
А безлунными ночами 
Люди видели с холма, -- 
Как несчётными огнями 
Пламенели там дома. 
Там, в огне печей огромных, 
Горожане с давних пор 
Обжигали ночью темной 
Звонкий, блещущий фарфор -- 
Золотистый, как прибрежный 
Солнцем залитый песок, 
И прозрачный, белоснежный, 
Как вишневый лепесток. 
Далеко летела слава, 
Но китайцы сотни лет 
От чужих гостей лукавых 
Сохраняли свой секрет. 
И дремал в долине город 
За кольцом зубчатых стен, -- 
Город нежного фарфора -- 
Неприступный Кин-Те-Чен.

    II. Живописец

Жил живописец в Кин-Те-Чене 
В убогой хижине у скал; 
Он день за днем, не зная лени, 
На стройных вазах рисовал. 
И яблонь розовые ветки, 
И птиц, что в зелени поют, 
И золоченые беседки, 
Где девушки на пяльцах шьют. 
Одну из них, с улыбкой милой, 
Он рисовал прекрасней всех. 
А имя девушки той было 
Хан-Сао -- "серебристый смех", 
И драгоценными камнями 
Ложились краски на фарфор. 
Вот птица Фенг с хвостом как пламя, 
И Кво -- дракон скалистых гор. 
Всем, кто смотрел на вазы эти, 
Искусство мастера хваля, 
Казалось, солнце ярче светит 
И стала радостней земля. 
Любили люди дом убогий, 
Где, в труд усердный погружен 
Сидел на низеньком пороге 
Искусный мастер Линг-Ван-Шон. 
И день за днем неутомимо 
Узоры легкие писал, 
А ветер, с гор летящий мимо, 
У входа яблоню качал.

    III. Татары

1. 
 
Год настал, -- зловещие пожары 
В деревнях соседних занялись, 
Из-за гор свирепые татары 
На конях косматых принеслись. 
Из узорных луков мечут стрелы, 
Рис зеленый вытоптан в полях; 
В городах, от дыма почернелых, 
Кровью забагрянилась земля. 
Разрушает городские стены, 
Сеет смерть татарская орда, 
Столб огня встает над Кин-Те-Ченом, 
Городом искусного труда. 
Горожане не умеют биться, 
Робким пальцам непривычен меч, 
Тем, кто не хотели покориться, 
Сабли головы рубили с плеч. 
Подожженный злобными руками, 
Как лампада, Кин-Те-Чен пылал. 
Линг-Ван-Шон бежал сквозь дым и пламя 
И кого-то в пламени искал. 
Он нашел безжизненное тело 
И стрелу, пронзившую висок, 
И на лоб Хан-Сао помертвелый 
Уронила яблоня цветок. 
 
2. 
 
До утра не замолкали стоны... 
На заре, когда уполз туман, 
Гордо въехал в город разоренный 
Победитель, новый богдыхан. 
Он прошел, казня и убивая, 
От Пекина до Большой Стены, 
А за ним над селами Китая 
Пламенели зарева войны. 
Об искусных фабриках фарфора 
К богдыхану донеслась молва; 
Окружила разоренный город 
И фарфор искала татарва. 
Что найдешь в лачугах обгорелых 
Под камнями, пеплом и золой? 
У печей огромных, опустелых 
Черепки хрустели под ногой. 
При мерцаньи факелов зажженных 
Все дома татары обошли, 
В доме живописца Линг-Ван-Шона 
Вазу неразбитую нашли.

    IV. Богдыхан

Победитель косоглазый 
От сраженья отдыхал, 
Любовался белой вазой 
И художнику сказал: 
"Нарисуй на вазе этой 
Победителя -- меня, 
С топором в руке воздетой, 
В ярком зареве огня. 
Сёла кровью истекают, 
Города разорены, 
Я промчался над Китаем, 
Как могучий бог войны! 
Я хочу на вазе стройной 
Видеть след моих побед". 
Повелителю спокойно 
Отвечал художник: "Нет, 
Не исполню я приказа, 
Что мне в прихоти твоей? 
Я писал цветы на вазах 
Для простых, как я, людей. 
Разве осенью туманной 
Петь заставишь соловья? 
Не рабыня богдыхану 
Кисть прилежная моя. 
Что-ж, веди меня на муки, 
Палачей своих зови; 
У тебя, владыка, руки 
До локтей в людской крови!" 
Побледнел владыка темнолицый 
Палачей с секирами позвал, 
Всех китайцев пленных из темницы 
Привести на площадь приказал. 
И пока на площадь выводили 
Осужденных к смерти горожан, 
Палачи секиры наточили 
И сказал жестокий богдыхан: 
"Я врага не пощадил ни разу, 
Но китайцев этих пощажу. -- 
Распиши мне, живописец, вазу!" 
И в ответ услышал: "Распишу".

    V. Ваза богдыхана

Лишь закатной позолотой 
Небо вспыхнуло вдали, 
В растворенные ворота 
В горы пленники ушли. 
На родимом пепелище 
Пишет вазу Линг-Ван-Шон, 
Позабыв и сон, и пищу 
В труд поспешный погружен. 
Наконец, -- готова ваза. 
Кисть бросает Линг-Ван-Шон, 
И по ханскому приказу 
Уж огонь в печи зажжен. 
Пляшет пляску огневую 
Лижет пламя черный свод 
Вот уже вазу расписную 
Живописец в печь несет. 
Ждут татары за дверями 
Наготове держат меч. 
Линг-Ван-Шон взглянул на пламя, 
И бесстрашно прыгнул в печь 
От неволи неизбежной 
Скрылся в яростном огне... 
Легкий дым, да пепел нежный 
Сторожа нашли в горне. 
А на вазе прихотливой 
Четко выступил узор. 
Богдыхан нетерпеливый 
Стал рассматривать фарфор. 
Видит странную картину: 
Вот он сам -- повержен в прах, 
Над простертым властелином 
Вьется коршун в облаках. 
А кругом -- в полях и селах 
Люди строят, сеют, жнут, 
И царят в стране веселой 
Вечный мир и вольный труд. 
Нет ни бедных, ни богатых, 
Не видать следа войны. 
Здесь встречают, словно брата, 
Гостя из чужой страны, 
Там кузнец вздувает торны, 
Не мечи -- плуги кует, 
А зловещий ворон черный 
Богдыхану грудь клюет. 
Повелитель от испуга 
Еле может говорить 
И приказывает слугам, 
Вазу вдребезги разбить. 
Слуги вазу не разбили, 
(До сих пор она цела!) 
В поле бережно зарыли 
И молва о ней пошла. 
В городах опустошенных 
Говорил, томясь, народ: 
"Скоро вазу Линг-Ван-Шона 
В поле сеятель найдет. 
Вспыхнет радость в разных странах, 
Мир наступит навсегда, 
И не будет богдыханов 
В царстве вольного труда! 
И подслушанный веками 
До чужих дойдет племен 
Сказ о том, как прыгнул в пламя 
Живописец Линг-Ван-Шон." 

1925

         Елена Данько


Другие стихотворения поэта
  1. Фарфоровая чашечка. 3. Токарь
  2. Фарфоровая чашечка. 2. Завод
  3. Фарфоровая чашечка. 4. Горн
  4. Фарфоровая чашечка. 6. Второй огонь
  5. Рдеет Михайловский замок


Все стихотворения поэта


Распечатать стихотворение Распечатать стихотворение

Читайте также:

Количество обращений к стихотворению: 705




Последние стихотворения


Рейтинг@Mail.ru russian-poetry.ru@yandex.ru

Русская поэзия